В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [27.06.2008] My fault for your diamonds


[27.06.2008] My fault for your diamonds

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

My fault for your diamonds
http://s5.uploads.ru/avMsK.gif http://s4.uploads.ru/YdaTG.jpg http://sf.uploads.ru/AYl9t.gif


Он приехал на выставку налаживать связи.
И, как оказалось, искал их совсем не там, где нужно.

who
Марек Даменцкий, Адам Кромвель.

where
Бристоль, Англия. Выставка ювелирных искусств.

+1

2

[icon]http://s7.uploads.ru/DRxs3.png[/icon]

В июне в Бристоле начинают лить дожди. Мерзкая слякотная погода по прогнозам продержится ещё два дня и закончится ровно в день его возвращения в Лондон.

Ему чертовски везет во всём: организаторы путают названия стендов, кому-то не достается столов, а кому-то места – подготовка выходит чертовски сумбурной. «Выставка ювелирных искусств» – название-то какое громкое! На него Марек и ведется. На него и сладкие речи администраторов, которые сулили если не золотые горы, то хотя бы серебряные. Ну, может, позолоченные.

У Марека сводит челюсть от необходимости постоянно всем улыбаться. В какой-то момент ему кажется, что сейчас его лицо застынет, а кожа на щеках и скулах лопнет от напряжения. Это вторая неделя его ежегодных «гастролей» по городам Англии. Где-то они были удачными, где-то нет. В Ливерпуле его едва не ограбили во время перевозки украшений, а в Дерби он получил неплохой заказ. Это казалось такой чепухой по сравнению с тем, как чертовски сильно сейчас ему хотелось закурить.

Непозволительная роскошь.

Когда основная толпа глазеющих удаляется, Марек всё же поворачивается к девчонке, которую нанял стоять за стендом в его отсутствие. Её зовут Бетт или Кетт (он не запомнил), ей шестнадцать, и она пользуется отвратительно сладкими духами. Но это неважно. Самое главное, что он точно знал: она будет следить за его работами, как за собственными детьми. И дело было не в её кристальной честности, а в маленьком серебряном колечке, которое Марек ей подарил в качестве аванса.

Магия во благо (пускай и своё собственное), не навреди и что-то такое ещё.

– Пригляди за товарами, я отойду, – говорит он и быстро натягивает висящую на спинке раскладного стула ветровку, которую с удовольствием поменял бы на пальто или, на худой конец, на плащ. Но сейчас в планах покупка оптики и инструментов, а всё остальное... Снова непозволительная роскошь.

Дождь почти прекратился. Марек выходит через черный ход в переулок, натягивает капюшон и становится под козырек. Руки слегка подрагивают. Несколько раз сжав и разжав пальцы, он унимает дрожь и достает из кармана сигареты.

С первой затяжкой приходит облегчение. Со второй тугой узел в груди потихоньку развязывается. Сейчас бы чего-то покрепче. Необязательно выпить. Жизнь перестает казаться дерьмовой.

Но только на мгновение.

– Нужно что-то? – он не оборачивается, но чувствует спиной чужой взгляд, внутренне напрягшись. Реакция у него однозначно ни к черту.

В голове всплывает голос отца, нашептывающий свои параноидальные мысли. Этот голос он забивает таблетками, и от этого голоса мысленно отмахивается рукой, которая, даже в воображении, снова начинает подрагивать.

+1

3

- Закурить не найдётся? - невозмутимо отозвался Кромвель, демонстративно похлопав по карманам. - Это не выставка, а безумие. Я уже все выкурил, что было.

Уже оказавшись на улице, под мокрым пронизывающим ветром и постепенно утихающим косым дождём, он подумал, что оставлять пальто внутри было не лучшей идеей. Тонкая ткань рубашки не защищала от промозглого лондонского воздуха, пронизывающего до ещё остававшихся целыми костей, и заставляющими противно ныть правое запястье; обхватив себя руками, Адам поравнялся с человеком, стоящим под козырьком, и бездумно пнул носком ботинка оказавшийся рядом камушек, с дробным стуком покатившийся вниз по улице.
- Это же ваш, кстати, стенд, который третий справа от выхода? Отличные побрякушки. Разве что, не рекомендую проносить что-либо, тянущее силы из других, в место, куда в любой момент может нагрянуть королевская магическая полиция. У них нюх на такие вещи. Скажут, что за кофе шли, и помещением ошиблись. И будут в своём праве.

Он ходил по подобным выставкам не от избытка свободного времени, а для поиска таких же, как и он сам, и как этот мрачный человек у чёрного входа: способных поместить аккуратно и тщательно концентрированную магию в маленькое ювелирное изделие. Изящная ручная работа, артефакты разного уровня сложности и, как это обычно бывает, легальности. Кромвель бы не рисковал так открыто держать на виду, пусть даже и просто на руке, "теневые" артефакты, которые легко могли стоить ему как минимум бизнеса, и как максимум - пары лет жизни за решёткой.
- Вполне достойная попытка и неплохой результат, но оно слишком сильно бросается в глаза. Будьте осторожнее.

+1

4

Please, use discretion when you're messing with the message, man,
These lyrics aren't for everyone, only few understand.

[icon]http://s7.uploads.ru/DRxs3.png[/icon]
«Осторожность и бдительность, Маарек» – говорил отец с невыносимым акцентом, и Марек, конечно же кивал головой. Он был осторожен, был бдителен и прокололся на такой откровенно дурацкой мелочи.

— Найдется, – Марек внимательно следит за его руками, а потом переводит взгляд на лицо, пытаясь понять видел ли он где-то этого человека раньше. Нет. Его бы он точно запомнил, как запомнил бы множество артефактов, которые почувствовал сразу же, стоило мужчине только приблизиться к нему. Артефакты почувствовал, а вот их назначение – нет. Это его крайне озадачило.

— Вот, прошу, – он протягивает незнакомцу сигарету и даже услужливо щелкает зажигалкой, ладонью прикрывая слабое пламя от слякотного июньского ветра.

Убирает пачку в карман, но не возвращает руку – нервно сжимая и разжимая скрытые под одеждой пальцы. Затягивается невозмутимо, глядя куда-то в пространство. Он мог бы соврать, но понимал, что этому человеку – особенно этому человеку – лучше даже не пытаться лгать.

— Спасибо, – Марек слабо, едва заметно, морщится при слове побрякушки, но предпочитает не вступать в полемику: о вкусах не спорят. Как не спорят и о вероятности попадания в тюрьму за создание нелегальных артефактов. – Мне казалось, что я успешно замаскировал его свойства. Оно не настолько опасно, как может показаться.

В голосе сквозило разочарование. Он не оправдывался перед незнакомцем, скорее, с сожалением признавал свою ошибку.

– Может быть, – говорит Марек осторожно, не особенно уверенный в том, что обращается по правильному адресу: в конце концов, сейчас перед ним мог стоять кто угодно, вплоть до того самого представителя королевской магической полиции.

Но не обвешанный же артефактами, Маарек!

– Может быть, – повторяет он, опуская сигарету. Взглядом прожигает чужие глаза, даже не пытаясь понять что они прячут. – В таком случае, дадите мне совет?

Отредактировано Marek Damięcki (2018-02-10 18:40:57)

+1

5

Благодарно кивнув, он закурил, воспользовавшись пляшущим огоньком чужой зажигалки. Выпустив бледно-серый дым в рассеянный пахнущий дождём воздух, Кромвель чуть качнулся на каблуках, отмечая акцент в речи говорившего. Искоса глянув на его не сильно счастливое лицо, чуть усмехнулся: никто не любит, когда им указывают на промахи. Но лучше он и сейчас, чем полиция и завтра.
- Дам. Исключительно дружеский. Не поймите неправильно.
"Я не пытаюсь никого учить а) жить, и б) заговаривать артефакты".
Затянувшись снова, он задумчиво сощурился в хмурое низкое серое небо, и неразборчиво пробормотал пару коротких фраз на итальянском. Покружив в воздухе вместе с тающим дымом, они накрепко впечатались в кольцо на руке артефактора, аккуратно перекрывая его собственное зачарование, слегка корректируя, встраиваясь в пустующие пазы. Так, чтобы он по-прежнему мог распознать свою работу. Последним еле слышным Словом - перекинуть всю ответственность на него же, сбрасывая с себя необходимость подпитывать чужой артефакт.
Эти незначительные коррективы сделают зачарование его случайного знакомого легче, незаметней, и гораздо легальней на первый взгляд. Немного магии иллюзии, немного более равномерного распределения тяжеловесной магии, и готово.
Зажав сигарету между указательным и средним пальцем левой руки, Кромвель опустил правую в карман: мёрзли пальцы.
- Отоводите глаза тщательней, вкладывайтесь в это сильнее. Делайте магию легче. И не пытайтесь повесить на один артефакт слишком много, это привлечёт больше внимания, чем если распределить одно и то же по нескольким.
Он спокойно выдержал чужой взгляд, излучая нейтральное дружелюбие и вежливость. В конце концов, он всего лишь протягивает руку помощи.

+1

6

Марек слушает внимательно и смотрит. Он почти семь лет был предоставлен самому себе, и об обучении артефакторики не шло даже речи. Все его работы были результатом постоянной практики, бесконечных проб и ошибок. Результатом бесконечного упрямства.

Чужой язык звучит в голове завораживающей песней. Он чувствует магию, сильную магию и ещё более сильное, по ощущениям, зачарование.

Опускает взгляд на кольцо, пытаясь проанализировать вязь. Оно будто бы стало ощущаться легче, но, скорее всего, это просто иллюзия. То, что сейчас было на его руке — напоминало, нет, было настоящим магическим искусством. Впоследствии он потратит немало попыток для того, чтобы воспроизвести всего лишь подобие этого.

- Ого, - выдыхает Марек в совершенно не свойственной ему манере. Поднимает руку к глазам, проворачивает кольцо на пальце. - Спасибо, - это звучит глупо, но он говорит это всё равно. Добавляет, не скрывая восхищения и вместе с тем чувствуя себя малолеткой, которому впервые позволили сделать что-то запрещенное. - Это лучшее, что я видел.

Он замолкает, и в молчании докуривает сигарету. Наверное, надо сказать что-то ещё. Наверное, надо спросить зачем этому человеку ему помогать. Любая услуга стоит как минимум ответной. Марек ждет хоть чего-то, хоть какой-то просьбы, предложения или требования. Но мужчина молчит и смотрит вежливо-безразлично.

Его нельзя прочитать. Это нервирует.[icon]http://s7.uploads.ru/DRxs3.png[/icon]

- Хотите выпить? - говорит и тут же прикусывает язык.

+1

7

Кромвель чуть улыбнулся уголком губ в ответ на комплимент, не теряя общей положительной нейтральности. Когда посвящаешь чему-то последние лет сорок, очень помогает добиться некоторых достаточно скромных, но всё же результатов. Ощутимо побитый жизнью и встрёпанный артефактор перед ним явно не имел такого багажа за общей дерзкой юностью, но кромвельский жест не был фокусом или демонстрацией силы.
Он на самом деле всего лишь помог тому, кто делит с ним одну профессию; даже одно призвание, скорее. Без необходимости платы или ответной услуги. Встревоженный маг явно не верил в искренность намерений. Адам улыбнулся снова, никогда не смеясь над чужой осторожностью, отдавая должное усталой паранойе.
- Если вы согласны оставить ваш стенд без своего пристального внимания на некоторое время - да, почему бы и нет. Вам знаком Бристоль?

Чужой артефакт больше не притягивает внимание, и не выделяется яркой пульсирующей точкой на в остальном достаточно сером и неприметном образе мага. Такие хорошо чуют и чужую концентрированную магию тоже: Кромвель не следил за его взглядом в процессе перезачарования, но был более чем уверен, что этот взгляд по меньшей мере несколько раз споткнулся о его кольца. Окружающие часто делали выводы исходя только из колец: люди намекали на сексуальные предпочтения, маги, которые могли прочувствовать весь заряд, искали причину, по которой он держал при себе такие количества странной магии, подозрительно плоской и явно прижатой иллюзиями. За иллюзиями довольно плескалась Бездна. Кромвель делал всё, что было в его силах, чтобы её не было видно.
- А, и да, - он спохватился и протянул вперёд руку. - Адам.

+1

8

Он не ждёт согласия, но получает его. Неожиданно.

Как неожиданно видеть на лице мужчины улыбку. Марек лихорадочно пытается сообразить что же вызывало такую реакцию, но не может.
Вопросов всё ещё слишком много. Он не уверен, что найдет ответы даже на половину из них.

Он пожимает протянутую ладонь крепко, не забыв незаметно стянуть с пальца кольцо в карман. Прихватывать магию человека, который только что тебе помог, было бы просто верхом невежливости.

- Марек. И нет, я не знаком с Бристолем, но выставка практически окончена, - Марек бегло бросает взгляд на наручные часы. - Если Вы позволите мне уладить кое-какие организационные моменты, я буду рад продолжить наше знакомство где-то в другом месте. Буквально несколько минут.

Раздать указания, собраться. Быстро, почти нервно — что-то подсказывает, что представленную возможность лучше не упускать.

Когда он возвращается, Адам всё ещё стоит на месте. Марек выхватывает взглядом неосознанно плечи и лопатки, обрисованные тонкой тканью рубашки, и вздрагивает от одного вида. Ему же должно быть так холодно было тут стоять.

- Я видел здесь по пути бар. Вполне приличный на вид, - говорит он невозмутимо, но при этом ощущая себя шестнадцатилетним школьником. - Если, конечно, Вы не знаете места получше.

Требуется немалое усилие воли, чтобы не засунуть руки в карман и не опустить взгляда.

Он даже улыбается — не особенно-то уверенный в собственной затее.[icon]http://s7.uploads.ru/DRxs3.png[/icon]

Отредактировано Marek Damięcki (2018-03-08 19:08:38)

+1

9

Он достаточно давно не ходил в питейные заведения разной степени пристойности с абсолютными незнакомцами, и особенно - незнакомцами, которым он только что помог спрятать нелегальный артефакт. Этого достаточно для соучастия, попадись маг с шипящим акцентом на чём-то, но Кромвель не думает об этом, когда идёт рядом с ним по улице, когда, после секунды раздумий, отметает предложенный бар, когда предлагает другой, в конце квартала, окончательно промёрзнув в июльской слякоти. Не брать куртку было опрометчивым решением; Адам зябко повёл плечами, обернувшись на улицу, когда вежливо распахивал перед Мареком, - "надо запомнить имя" - дверь бара.

За пиво платит тоже он, приглашающим жестом кивнув на один из высоких стульев за стойкой. Бар не пуст, но и не многолюден; типичное заведение средней руки, пользующееся сдержанной популярностью местных и более оживлённой - туристов, с футболом на широкой плазме с выключенным звуком, и барменом в форменной рубашке и со сложнопроизносимым именем на бейджике. Кажется, что-то индийское. Капля давно-не-экзотики в британском оплоте задранных цен на луковые кольца.
Кольца, впрочем, не сильно ужасны. Кромвель благодарно кивнул бармену и повернулся к Мареку.
- Расскажите про ваше кольцо.
Он спрашивает это таким будничным тоном, словно речь не идёт о чём-то глубоко противозаконном.
- Вы делали такие раньше?

+1

10

Пока они шли, Мареку удалось украдкой — он наделся, что украдкой — разглядеть своего нового знакомого (Адама). По виду он старше его самого лет на пятнадцать. По ощущениям — на все сто. На лице печать усталости и многолетней бессонницы, которая теперь кажется Мареку проклятием для всех артефакторов.

И немного располагает к этому человеку (Адаму, говорит он себе).

- Платит приглашающий, - негромко напоминает Марек, не сильно протестуя, и забирает наполненный щедро стакан. Пена стремительно оседает, слегка подтекая на пальцы. Вытирать их он не собирается, как и комментировать. Не об этом сейчас.

- А ко мне можно на «ты».

Он дает шапке осесть, а потом делает глоток. Недурно, но не то чтобы он разбирался в сортах пива.

- Нет, не делал. Это первый, скажем так, рабочий образец, - ещё один глоток. Хмель неожиданно быстро и сильно дает в голову. Может быть дело было в том, что последний раз Марек ел что-то вчера в обед. Может быть, в сортах бристольского пива. А может — в чем-то ещё. Тем не менее, хмель дает в голову, и говорить становится чуть проще. Пускай внешне это не особо-то и заметно. - Я артефактор. И даже с перекидыванием вязей на своих заказчиков, трачу слишком много сил на одну вещь. У меня пока не выходит контролировать потоки и ограничивать их при вливании.

Ещё глоток. Совсем легко. Даже немного весело. Почему бы не спросить, действительно.

- А вы, случайно, репетиторством не занимаетесь? [icon]http://s7.uploads.ru/DRxs3.png[/icon]

+1

11

Адам кивнул, безропотно принимая правила игры, и подвинул маленькую тарелку с луковыми кольцами ближе к нахохлившемуся артефактору, сжимающему стакан. Горьковатое светлое пиво, не слишком лёгкое; типичный пабный вариант. Он пьёт своё в состоянии, чем-то напоминающем задумчивость, внимательно глядя Мареку в лицо. В конце концов, он первый подошёл к человеку у чёрного входа, привлечённый острой, заметной магической вспышкой: Кромвель был уверен, что она прошла незамеченной для всех, кроме него, несмотря на то, что он сказал. Работа грубовата и ощутимо сыра, но достаточно качественна, чтобы рутинные проверки не заметили ничего. 

Иногда - часто - он жалел, что его спасает только опыт. Выработанное с годами магическое чутьё, не хуже собак королевской магической полиции выцепляющее то, что выбивается из привычной, легальной, картины мира, строившееся на сотне и тысяче таких коротких вспышек, которые он видел - или испытывал на себе. Не будь у него пятидесяти лет артефакторики за плечами, просто способностей и магического резерва не хватило бы на то, чтобы распознать даже одну десятую той энергии, что была вложена в артефакт. То, что Марек смог это сделать, постепенно начинало указывать на ту удивительность и уникальность, которая терялась за обшарпанным фасадом.

- Дело практики, - его стакан опустел уже на четверть. Адам сцепил пальцы в замок, устраивая локоть на барной стойке. - Если ты в состоянии делать это уже сейчас, то точности можно добиться.
Он бросил еле заметный взгляд на бармена.
- Осторожнее с заказчиками. Если у тебя сложности с контролированием потока, значит, ты его плохо чувствуешь. Всегда есть риск не заметить, когда твой же артефакт обернётся против тебя.

Марек уже не смотрит волком. Кромвель спокойно пьёт пиво.
- Зависит от того, о каком именно репетиторстве идёт речь.
Адам прекрасно понимает, о каком именно репетиторстве идёт речь.
- Я не беру, мм, учеников, если ты об этом. И не учу артефакторике, сам знаешь, что это невозможно. Но я говорил о дружеских советах: я могу подсказать, как делать не стоит, хотя, ты и сам дойдёшь до этого, и скорее рано, чем поздно. Не только у меня.. чутьё, - он ненавязчиво блеснул кольцами, снова сжимая стакан; Марек уже видел и чувствовал, уже смотрел, ещё при перезачаровании. Адам знал, что думали люди, что думали маги, но о том, что клубилось в голове начинающего свой путь артефакторики с нарушенных законов ювелира, мог только догадываться.
- У тебя есть ещё что-то, что ты мог бы - "хотел бы" - показать?

+1

12

Хмель легкой дымкой застилает мысли: когда он в последний раз в принципе выбивался из своего рабочего графика?

- Интересно, - негромко говорит Марек и запускает пальцы в подвинутую к нему тарелку, закидывая в рот пару луковых колец. На лице отражается задумчивая сосредоточенность. Эту сторону артефакторики ему никогда не показывали. Или просто не успели показать. А научиться по книжкам или подсмотреть, как делают другие было невозможно.

Всё строилось на твоём собственном понимании сути вещей.

Это тоже было интересно. Как интересен тот факт, что заслушавшись Адама, он не заметил, как в стакане закончилось пиво.

- Есть, - кивает Марек, разворачиваясь в полоборота на стуле — так удобнее было сидеть лицом к лицу. Упирается локтем в барную стойку, неосознанно, но зеркаля действия сидящего напротив.

- Но не здесь. Я живу и работаю в Лондоне, а здесь был с выставкой и... - он машинально смотрит на часы и почти сразу же трезвеет — через два часа у него вылет. Интересно, в очередной раз думает Марек, как я вообще мог об этом забыть?

Хлопает себя по карманам и вытаскивает несколько сложенных пополам купюр, не особо разобравшись в номинале. А вместе с купюрами простенькую визитку с адресом и телефоном. Деньги отправляются бармену, визитка — Адаму.

- Простите. Я совершенно забыл о времени. У меня самолёт, но... если окажетесь в Лондоне и захотите дать мне совет-другой, - он понижает голос — неосознанно — и склоняется к мужчине. - Я буду очень ждать. Всего хорошего.

Марек спрыгивает со стула, прихватывает ветровку и уходит, отчего-то полностью уверенный в том, что это встреча не последняя.

А если и последняя, то он получил даже больше, чем хотел.

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [27.06.2008] My fault for your diamonds