В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [01.01.2018] Don't, don't, don't mess with me


[01.01.2018] Don't, don't, don't mess with me

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Don't, don't, don't mess with me
Tick tick tick, synchronizing
http://storage8.static.itmages.ru/i/18/0216/h_1518774140_9328126_acc553e187.jpg


Что может быть хуже, нежели ночная смена для анестезиолога-реаниматолога в новогоднюю ночь? Разве что пришествие заносчивого Бриттона Сноу за пятнадцать минут до окончания рабочих суток.

who
Бриттон Сноу, Таллула Салливан

where
Клиника NHS

0

2

— Агрх! — Бриттон со стоном повалился обратно на смятую подушку, с которой секундой ранее попытался встать. Ушедшая в небытие новогодняя ночь не привнесла в жизнь Алана Флеминга, теперь больше известного под именем Бриттон Сноу, ничего хорошего. Впрочем, и ничего плохого замечено не было. Разве что тупая боль в районе затылка, воспаленные глаза и невозможная сухость во рту.
Нет, в новогоднюю ночь Бриттон не пил, не ширялся и находился в состоянии до отвращения трезвом и собранном. А все почему? А все потому, что как раз-таки накануне пришло электронное письмо от некоей личности — весьма проверенного и надежного источника информации. Письма всегда содержали предположение «возможно, тебе будет интересно» и адрес. Устоявшейся привычке источник не изменил и вчера, и помимо предположения в письме была упомянута клиника NHS и номер палаты. Что ж, если источник утверждал, что Бриттону будет интересно — а обычно так и случалось, было весьма и весьма интересно — Бриттон, разумеется, информацию проигнорировать не мог.
— Этого еще не хватало, — обвинительно сообщил мужчина подвесному потолку.
Но обвинял Сноу, разумеется, не потолок своей квартиры, а собственный организм, имевший наглость... простудиться. Болел Сноу редко, но метко. Какая ирония, не правда ли? Глава фармакологической корпорации в новый 2018 год проснулся с температурой и всеми признаками гриппа, что гордо шествовал по Лондону, кося всех и вся последние полмесяца. Впрочем, в руководящей должности Сноу было бесспорное преимущество — себя на ноги он мог поставить буквально в считанные дни, если не сказать, что в считанные часы. Увы, необходимого времени для приведения себя в порядок у Бриттона не было. Да и необходимых таблеток в своей квартире Сноу не держал. Придется тратить время и заезжать в ближайший аптечный пункт... впрочем, почему бы и нет. По пути наверняка что-то да попадется. Придя к компромиссу с самим собой, Сноу медленно поднялся с кровати и отправился в душ.

Дорога до NHS не заняла много времени. Тем более под агрессивное звучание исполнителей так называемой новой волны британского хеви-метала начала 80-х годов XX века — идеальное начало идеального утра. И утро было бы таким, если бы не проявившееся столь невовремя недомогание. Впрочем, не самая насущная проблема — досадное упущение и не более того. Упущение, с которым Бриттон разберется позднее.
Припарковавшись за квартал до главного входа в NHS, Сноу неспешно прогулялся пешком, набрав номер знакомого заведующего и заказав себе пропуск. Знакомство было долгим, обстоятельным и довольно-таки продуктивным для обеих сторон. Знакомый привык не задавать лишних вопросов, а Сноу — не обременять клинику своим присутствием дольше необходимого.
— Бриттон Сноу.
Прищуренный и недоверчивый взгляд охраны. Сверка фотографии в предоставленном документе с его лицом. Выдача временного пропуска. Ничего принципиально нового.
Поднявшись на нужный этаж и найдя дверь с нужной трехзначной цифрой, Бриттон резко потянул на себя ручку двери и...
— А, Таллула Салливан, — прочитал на бейджике, улыбнувшись. Приятной улыбку, впрочем, назвать было нельзя. — Я ненадолго, — кивнул куда-то за спину анестезиолога-реаниматолога. Кивнул и следом оглушительно чихнул. Заехать в аптеку он, разумеется, запамятовал — куда больше думалось о том, что в этот раз должно было предстать перед его взором.

Отредактировано Britton Snow (2018-02-16 16:31:24)

+3

3

Ночные смены в Новый год – удовольствие не для слабых духом.
Впрочем, Таллула согласилась на это сама: семьи у нее не было, близких родственников и друзей – тем более, а котам глубоко без разницы, в какое время получить свои праздничные консервы. Отпустив женатых, замужних и детных докторов, она заступила на дежурство вместе с парочкой таких же на смерть идущих.
Бокал безалкогольного шампанского, сдержанные поздравления знакомых и сотрудников, мирный сон до трех ночи, а дальше… дальше открылись врата в ад.
Ножевое ранение шеи, отрезанный палец, обострение хронического панкреатита (конечно, миссис Мин, жареная утка с острым картофелем – то, что вам необходимо!), ожоги лица, кистей рук и оторванная фаланга пальца (да, мистер Локсли, взрывать петарды в руках – отличная идея!), острая задержка мочи, и все это за первые пару часов!..

- Мисс Салливан, скоро приедет Сноу.
- Кто? – Таллула недоуменно уставилась на медсестру, поспешно доедая банановый сэндвич и запивая его остывшим кофе.
- Ну… Этот… Бриттон Сноу, - медсестра потерла лоб, - Ну которого Вы в прошлый раз назвали выскочкой… и… эм… использованным штопанным контрацептивом…
- А. Понятно, - Лола пожала плечами, стараясь, чтобы жест ее был как можно более равнодушный, даже пренебрежительный. На самом деле ноздри ее раздулись, как у разгневанного быка.
«И что он здесь забыл?»

- Осторожно! – крикнул фельдшер, и каталка с пациентом распахнула дверь ОРИТ с оглушительным грохотом. Таллула выдрала медкарту из рук фельдшера, на ходу пролистывая – было бы что пролистывать, в общем-то. Только один момент ее заинтересовал… Чувствуя шевеление за спиной, Лола развернулась на каблуках, собираясь прокомментировать прочитанное одной из медсестер – а это наверняка была она.
Не угадала.
Король умер, да здравствует король.
- А, Бриттон Сноу, - передразнила анестезиолог мужчину, - Уж очень надеюсь, что Вы не будете долго радовать нас своим присутствием.
Он, казалось, был совершенно не настроен с ней беседовать (и правильно делал, в общем-то), но один момент Таллуле все-таки не давал покоя:
- Объясните-ка мне, уважаемый, какого черта лысого Вы приезжаете в мое отделение раньше пациента, а!? Вы думаете, я не знаю, к кому Вы? Клянусь всеми богами, если я найду крысу, которая сливает Вам информацию, я ей язык к жопе пришью. Вы считаете, это нормально!? Я не успела еще даже осмотреть эту пациентку, как Вы примчались сюда как девка по вызову на запах бабла! – казалось, еще немного, и халат на женщине загорится.
Но Бриттону Сноу, этому самонадеянному выскочке, было на все чихать.
В буквальном смысле.
- Вы… Вы вообще в курсе, к кому идете!? – Лола едва не задохнулась от возмущения, оттирая сопли господина Сноу с хирургички. – Ваша крыса Вам не сообщила? Девушка 17 лет, анорексия, хроническая почечная недостаточность, ВИЧ-статус положительный. Если Вы на нее чихнете – ей конец.
Лола устало помассировала глаза.
- Мистер Сноу, я никак не могу Вас пропустить к ней.

Отредактировано Tallulah Sullivan (2018-02-19 16:34:48)

+3

4

Чем старше становился Бриттон Сноу, тем все чаще ловил себя на мысли, что ему все сложнее и сложнее выбираться из привычных тишины и порядка собственной лаборатории в хаотичный и шумный людской мир. Одно дело находиться наедине с собственными мыслями или до предела вышколенными подопечными помощниками, и совершенно другое — контактировать с посторонними личностями. Все-таки как с возрастом пересматриваются некоторые приоритеты. Иногда очень даже радикально.
— Уж постараюсь, — в тон же анестезиолога-реаниматолога ответил Сноу. С не очень-то и доброжелательной ухмылкой. — Если, разумеется, соизволите не путаться у меня под ногами.
В его голосе не было открытой угрозы, но предостережение разобрать-таки было можно.
— Да, мисс Салливан? — даже склонил голову набок, выражая свою в высшей мере заинтересованную позицию. Впрочем, ничего нового Таллула ему не сообщила. Источник информации и вправду был весьма и весьма оперативен. У Сноу случилось немало словесных перепалок — а иногда даже доходило и до рукоприкладства, всякое бывало — когда он приезжал на место происшествия раньше, нежели иные заинтересованные лица. Так уж выходило. Информатор в этом деле был прав: почти всегда лучше и полезнее пребыть заранее и увидеть случившееся одним из первых, нежели задержаться и стать свидетелем уже подпорченного материала. И это касалось не только материальных улик, но и состояния организма подопытного — или пациента, как выразилась Таллула мгновением ранее.
— Похоже, жизнь Вас ничему не учит, — театрально вздохнул. — Мисс Салливан, сколько раз нам приходилось пересекаться в этом самом месте? Раза три? Четыре? Точно четыре. А напомните-ка мне, пожалуйста, сколько раз я имел фиаско? Верно, ни одного.
Вся эта ситуация начинала его несколько... веселить. Таллула Салливан была похожа на разъяренную кошку, отчаянно защищающую своего котенка от внезапно появившегося из тумана грозного волка. Рефлекс-то верный, но, увы, не применимый к Сноу.
Бриттон самодовольно ухмыльнулся:
— Разве мои, скажем так, рекомендации кому-либо из пациентов принесли ухудшение? Разве способствовали лишению жизни? Не припомню подобного, а с памятью у меня, замечу, полный порядок. Считайте мое присутствие рядом — пусть и досадная, но необходимость.
Казалось, еще немного, и негодование Талуллы, смешанное с ее же злостью, можно будет потрогать руками. На свой счет подобное отношение Бриттон не принимал. Возможно, неудачная смена? Ах да, работа в новогоднюю ночь — что может быть хуже?
— Теперь знаю, — маг равнодушно пожал плечами. — Да, на первый взгляд весьма заурядный случай. Уверен, при большем осмотре непременно обнаружится нечто... занимательное.
Бриттон намеренно дразнил стоящего напротив анестезиолога-реаниматолога. Уж очень симпатично она злилась. Впрочем, Сноу думал о чем-то неправильном. Едва уловимо тряхнув головой, отгоняя назойливые мысли, мужчина картинно развел руками:
— А какие есть варианты? Я должен быть рядом. Если я здесь, значит, это важно. Вы не можете этого не понимать.

Отредактировано Britton Snow (2018-02-19 15:38:36)

+2

5

- О господи Иисусе, он еще и считает! – Лола возвела очи горе и демонстративно всплеснула руками, - Может, тогда еще и подсчитаете, сколько раз Вы не приходили, когда Вы были нужны? Подсчитаете, сколько людей закончилось здесь, в моем отделении, потому что у них не было достаточно денег, связей… или потому что они не были интересны Вам? Зато ни одного фиаско. Стопроцентная выживаемость. Гордитесь этим, мистер Сноу? – процедила она, сжав кулаки так сильно, что короткие ногти едва не впились в кожу. – Я не могу этим похвастаться. Как хорошо, что у нас есть Вы, мессия, спасающий жизни!
Лола готова была выцарапать Бриттону глаза. Сколько можно прокручивать этот диалог? Раз за разом они выясняли отношения, раз за разом орали друг на друга (точнее, орала Лола, но Бриттону каким-то образом удавалось занимать доминирующую позицию, даже не повышая голоса). Раз за разом люди Бриттона исцелялись чудесным образом, а люди Таллулы – умирали.
Дело в зависти? Вряд ли. Разумеется, и в ней тоже, но не она была катализатором этих споров. Здесь дело было немного в другом. Это было противостояние мальчика из обеспеченной семьи и девочки, работавшей по ночам в клубе, чтобы оплатить учебу. Противостояние мальчика, вытаскивающего с того света избранных, которые могли за это заплатить (деньгами или удовлетворяя любопытство мальчика – неважно), и девочки, у которой люди умирали как мухи, потому что были не в состоянии купить себе пенициллин.
И этот мальчик искренне не понимал, почему эта девочка ненавидела его и то, чем он занимается.
Но стоит ли ее ненависть жизни семнадцатилетней девчонки?..
Таллула привычным жестом провела ладонью по волосам и глубоко вздохнула. Пора выпустить пар и начать наконец-то работать. Если уж этот индюк соизволил сюда явиться – пусть занимается своим делом. Вот только в таком состоянии пускать его нельзя ну совсем никак.
- Безусловно, это важно. Не вздумайте, что я делаю Вам комплимент, но Ваше присутствие может спасти жизнь этой девочке… могло. Если бы Вы не были таким эгоистом и не приперлись сюда больным. – Лола смерила Сноу оценивающим взглядом. Для этого ей пришлось чуть задрать голову. – Варианты? Я бы с радостью отправила Вас к черту, но это не в моей компетенции – я полагаю, у Вас давно уже есть подвязки на уровне повыше.
Она задумчиво прикусила губу.
- Сделаем так. Вы идете в мой кабинет, - она взглядом указала на нужную дверь, - находите там в первом ящике стола термометр и лемсип. Первое – в рот на две минуты, второе – растворить и выпить. Не перепутать. Затем Вы садитесь на диван, скрещиваете руки на груди и ничего не трогаете. Даже себя. У меня там черный кожаный диван, но это не руководство к действию. Я осмотрю пациентку и… я подумаю, что с Вами делать. И там есть лакричные конфеты. Угощайтесь. В смысле, рассасывайте.
Круто развернувшись на каблуках, Таллула ушла (точнее, даже улетела) в палату к новоприбывшей, где уже собрался небольшой консилиум и, кажется, даже прикатили УЗИ аппарат.
Чувство оплеванности не ушло, но, по крайней мере, она может плюнуть и пошипеть в ответ.
«Как этому ублюдку удается так меня выбесить? Чудеса на виражах.»

Отредактировано Tallulah Sullivan (2018-02-19 21:48:28)

+1

6

Сноу выразительно фыркнул:
— Знаете ли, сложно позабыть все наши встречи. Эпические и экспрессивные.
Жизнь учила Бриттона Сноу быть циничным. Любое внешнее воздействие — начиная от строгого, можно даже сказать, жестокого воспитания отца и заканчивая важнейшими вопросами собственной конфиденциальности и безопасности — приводило к тому, что Сноу учился выгрызать из себя симпатии, чувства и эмоции, успешно заменяя их своими разработками в области дурманящих сознание средств.
— Маловато платят, чтобы я ошивался здесь, когда нужен, то есть круглосуточно.
Логика у Таллулы была странной, не подвластной Сноу: люди в мире гибнут каждую секунду, это естественный отбор и не более того. И Сноу здесь совершенно не при делах.
Мужчина раздраженно повел плечами.
— Еще в полночь со мной было все в порядке. Такое бывает, мисс Салливан, люди порой простужаются. И это происходит не по их воле.
Сноу подумал, в какую бы степень взвилась язвительность стоящего рядом анестезиолога-реаниматолога, знай она, что Бриттон Сноу, а вернее его alter ego Алан Флеминг — глава фармакологического концерна A.F. Pharmaceutical Co., который специализируется преимущественно на изготовлении и выпуске антибиотиков, впрочем, выпуская в дочерних предприятиях и банальные противопростудные средства, и иные лекарственные препараты. Да, сложно представить, как бы изменились ее обертона. Вероятно, пробивая мыслимые и немыслимые максимумы.
Маг задержался взглядом на задумчиво прикушенной губе мисс Салливан. Еще бы немного силы, и проступили бы крупные алые капли крови. Ей бы пошло — кровавый оттенок губ. Впрочем, он вновь задумался о чем-то странном. Смерив сначала внимательным взглядом стоящую напротив женщину, затем еще раз — недоверчиво подозрительным, спустя несколько долгих мгновений соизволил отозваться:
— Вот как, — только лишь и ответил Сноу на высказанное Таллулой руководство к действию. В иных обстоятельствах и при ином состоянии своего организма он бы, разумеется, проигнорировал каждое слово конкретного этого медработника и сделал ровным счетом противоположным образом. Однако, как бы это ни было омерзительно признавать, мисс Салливан была права. Если подопытная и впрямь ВИЧ-инфицирована, ему действительно к ней лучше не приближаться. Даже с обычной простудой. Раздосадовано цокнув языков, Сноу отправился в кабинет анестезиолога-реаниматолога, придирчиво осмотрелся в раздражающем своей режущей белизной помещении, выудил из первого ящика стола термометр и «лемсип», не забыв мимолетно заглянуть и в остальные ящики. Еще раз огляделся, теперь уже в поисках спиртового раствора и ватного диска. И только протерев весь градусник спиртосодержащим средством, Алан с удобством расположился на услужливо предложенном несколькими минутами ранее черном кожаном диване.
Какие у него еще есть варианты, кроме как сидеть в этом унылом помещении и ждать? Ждать Сноу хоть и умел, но не любил. Терпеливо ожидать он мог только в процессе приготовления магических зелий, но никак не в ситуациях, когда он должен действовать и действовать желательно уверенно, быстро и дерзко.
Пока градусник снимал необходимый показатель, мужчина бездумно вертел в руках упаковку «лемсипа» — продукт деятельности одной не особо конкурентоспособной фирмы. Удивительно, как еще умудряется оставаться на плаву.
101 по Фаренгейту, — кисло сообщил вошедшей в кабинет Таллуле, вновь протирая градусник спиртовым раствором и аккуратно укладывая обратно в упаковку. — А эта дрянь, — указал на так и не вскрытый пакетик растворимого порошка для приема внутрь со вкусом черной смородины, — в силу специфики моей работы уже давно меня не берет.
Даже скрестил руки на груди — все так, как того желала мисс Салливан.
— Итак, каковы будут профессиональные умозаключения анестезиолога-реаниматолога? — без издевки, но с намеком на усмешку.

+1

7

Лола вошла в свой кабинет и упала в кресло за рабочим столом.
С Бриттоном взглядом она предпочитала не сталкиваться.
Потому что он был прав, а ей это ужасно не нравилось.
Девушка умрет, если он ей не поможет.
Она скрестила руки на груди и откинулась на спинку кресла, наконец-таки удостоив своего визави долгим задумчивым взглядом.
- Что ж… Я осмотрела ее. Можете ознакомиться с анализами и снимками, - она пододвинула внушительную стопку к краю стола и устало прикрыла глаза. – Она выглядит очень плохо. Антиретровирусная терапия повредила ее почки. Но это не главная ее проблема. У нее разрыв яичника, консервативное лечение невозможно, необходима операция. На данный момент ей льют кровь. В ее состоянии операция… мда. – Салливан цокнула языком. – Короче, пиздец ей, со стола мы ее не снимем.
Перед глазами встало лицо девушки: острые скулы готовы порвать пергаментную кожу, ей больно лежать, больно сидеть, больно жить.
Но она так отчаянно улыбалась и щурила на январское солнце льдисто-голубые глаза, казавшиеся кукольно-огромными из-за худого лица.
А Бриттон Сноу был ходячей бомбой для ее иммунной системы.
И ее последним шансом.
- Я всегда знала, что мужчины беспомощны, но не сподобиться заварить себе пакетик порошка – это безоговорочная победа, - фыркнула Лола, и с этой шпилькой к усталой грустной женщине вернулась краска. – Есть один способ пропустить Вас. Но если хоть одна душа об этом узнает, я Вас из-под земли достану.
Лола принялась задергивать жалюзи в кабинете, отчего там воцарился прохладный полумрак. Стоящий на столе рождественский олень со светящимся в темноте носом неодобрительно покачал головой. Она открыла один из ящиков стола и извлекла на свет божий пыльную книгу в кожаном переплете, одноразовые скальпели, вакуумную пробирку для забора крови и бутылку водки.
Набор юного анархиста.
- Вы все еще хотите помочь ей, мистер Сноу? – она ухмыльнулась, представляя, насколько нелепым этот ритуал выглядел со стороны. Да уж, такое чудачество Бриттон ей никогда не забудет. – Она не доживет до вечера без Вашего варева, я видела.

+1

8

На языке осталась горечь от спиртового раствора, которым ранее был протерт градусник. Сноу невольно покосился на прозрачную склянку, из которой он и взял жидкость. И как-то совершенно отстраненно подумал: напиться бы. Новогодняя ночь вышла абсолютно трезвой, и это было совершенно недопустимым. Впрочем, чувствовал Бриттон, до коллекционного виски, покоившегося у него дома в баре, он доберется не скоро. По крайней мере, не в ближайшие пару дней. С другой стороны, если бы он ослушался предостережения встретившейся Талуллы, проблема бы исчезла сама собой. Увы, в жизни Бриттона никогда ничего не бывало просто.
— Вы можете язвить и ерничать колько Вам угодно, — Бриттон равнодушно пожал плечами. Знала бы мисс Салливан, что бо́льшую  часть своих разработок Сноу испытывает на себе — не роняла бы столь бесстыдно глупые обвинения.
Маг внимательно проследил за вошедшей Таллулой, что отчаянно прятала свой взгляд от взора мужчины. Сноу тихонько хмыкнул, взял внушительную стопку документов и снова расслабленно откинулся на спинку кожаного дивана, закинув ногу на ногу. Как таковым врачом Сноу не был, хотя и имел довольно обширные знания в медицинской области.
— Да, все это выглядит весьма скверно.
Бриттон оторвался от созерцания очередной бумаги и переместил взгляд в сторону раздавшегося шума.
— Интересно, — аж заломил правую бровь вверх. — Занимательный выбор. Кровопускание — как панацея от всех бед? Не скажу, что моя кровь так уж ценна для науки, но не советую.
Впрочем, возможно, в каком-то смысле его кровь все-таки была ценной — иногда он изготавливал зелья по индивидуальному заказу, основным ингредиентом которых была кровь зельевара. Магия требует жертв, это бесспорный факт.
Сноу фыркнул в ответ:
— Если бы я не умел хранить секреты, ни одной моей ноги, пожалуй, здесь бы не было. Смахивает на приготовления к особо изощренному ритуалу, — прокомментировал Сноу закрытые жалюзи. Разве что осталось нарисовать по классике пентаграмму, да распять девственницу на рабочем столе мисс Салливан — за отсутствием подобающего алтаря. Мысль и нарисованная сознанием картинка Бриттону весьма понравилась.
— Да, хочу. Все еще.
Когда он отказывался от дел, которое подкидывал информатор? Да и к тому же, ранним утром первого января он заявился в клинику NHS не для того, чтобы выслушать язвительные плевки в свою сторону от рядового анестезиолога-реаниматолога и уйти, так ничего и не сделав.
— И все же замечу, предпочту заранее знать то, что Вы собираетесь предпринять, нежели разбираться с побочными эффектами постфактум, — Сноу нахмурился. — Вдруг у меня противопоказания?
Просмотренные же снимки и разного рода бумажки мало заинтересовали алхимика. Куда больше его интересовало нечто иное.
— Вы не сказали главного, — Сноу прищурился. — Магия замешана? Если да, Вы не могли ее не ощутить.

Отредактировано Britton Snow (2018-02-20 20:17:55)

+1

9

«Russian leather».
Не мягкая выделанная кожа, нет. Запах промасленной кожи, куртки летчика в пижонских очках-авиаторах.
Запах одеколона Бриттона занял все пространство – громкий, большой, тяжеловесный.
Таллула улыбнулась – пожалуй, впервые за их встречу (или даже встречи?). Она упивалась странностью обстановки, недоумением Сноу, его удивленно поднятые брови вызывали у Лолы ощущения невероятно приятные: она снова в знакомой тарелке, на своем любимом эпатажном коне, она снова владеет ситуацией.
Ее пациент снова умирает.
Последняя мысль прочертила резкую линию над бровями: Салливан нахмурилась.
- Уверяю Вас, мистер Сноу, если бы я решила Вам навредить, я бы выбрала способ поизощреннее, - усмехнулась она, пропитывая салфетку водкой. Лола сократила расстояние между собой и Бриттоном. Теперь она упиралась поясницей в край стола. Одеколон заиграл мускатом и горьким ветивером. – Я не буду ничего Вам лить. Вы это выпьете.
Она пошарила рукой за спиной, нащупывая старый кожаный переплет.
- Сколько тебе осталось? - по-кошачьи сощурившись на Бриттона, спросила Лола. Не у мужчины, нет. У того, кто был над его головой и задумчиво скреб его макушку когтистой птичьей лапой...
- Мда. Ну, кто должен застрелиться, не утонет. К сожалению. - хмыкнув, она раскрыла книгу на нужной странице. Жесты ее стали скованными, неловкими. Все-таки ритуал был глубоко интимным процессом, и чужое присутствие Таллулу стесняло. Но с другой стороны, если она выставит Сноу за дверь, тот ни за что и никогда не выпьет ее… кхм… лекарство. Она бы и сама не выпила. Чуть извиняющимся голосом она пробормотала: – Не я выбираю стихи. Что ж… бывало и хуже.
Таллула порывистым движением протерла сгиб локтя салфеткой – водка, испаряясь, холодила кожу. Зубами разодрав блестящую упаковку одноразового скальпеля, она вспомнила, что забыла про жгут. Благо, он быстро нашелся в ящике стола, и тут же с сухим щелчком обвил плечо женщины. 
Вены-реки отчетливо проступили на светлой коже.
Скальпель оставил едва видимый разрез, облегчая доступ к вене. Зажмурившись (и даже чуть отвернув голову), Лола ввела иглу с вакуумной пробиркой в вену. Себя ранить тяжело и страшно. И много больнее.
Вздохнув, она прочистила горло и начала чуть нараспев – насколько нараспев можно читать японскую лирику, конечно:
- В те дни, когда еще была ты с нами,
Дитя из Оцу, и встречались мы,
Я мимо проходил,
Тебя не замечая,
И как теперь об этом я скорблю!

Капля за каплей в пробирку бежала кровь, забирая щепотку здоровья, крошку самочувствия, каплю настроения… Кажется, кровь была жидким бархатом: темная, жирно лоснящаяся венозная кровь.
Щелчок жгута, пахнуло водкой, место прокола чуть прижгло. Перед глазами плыло – может, от усталости, может, от духоты. Правой рукой она протянула десятимиллилитровую пробирку, заполненную на две трети.
- Выпейте это и принимайтесь за свою работу. - Лола облизнула разом пересохшие губы. – Можете добавить водки и представить, что это кровавая Мэри. Не бойтесь. Даже если Вы вегетарианец. Люди по вегану. А по поводу магии... Откуда я знаю? Я не маг. - с небольшой издевкой сказала она. Ну да, кроликов из шляпы она действительно не достает. - Идите и проверьте, Вы тут ведьма, а не я.
Таллула села на стол, потянувшись и размяв затекшую поясницу. Темные круги перед глазами приобрели багровый оттенок.
Одеколон раскрылся терпким цитрусом и… лавандой.

Отредактировано Tallulah Sullivan (2018-02-20 23:47:25)

+1

10

Вероятно, Сноу должен был насторожиться. Он знал, что Таллула Салливан — маг, как и она знала, что он — тоже. И все-таки Бриттон никогда не воспринимал ее всерьез, ни разу не интересовался, в какой мере проявлялась ее магия. Где-то на задворках сознания мелькала мысль, что ее магия, конечно же, тем или иным образом связана с целительством. А следом неотвратимо приходило осознание, что любая магия — активная или пассивная — в любых ее проявлениях так или иначе могла быть приобщена к целительству. Если не напрямую, так косвенно точно.
Бриттон с шумом втянул разом загустевший воздух. На подушечках пальцев рук проявился нестерпимый зуд, по спине побежали предательские мурашки. Пожалуй, конкретно в этот момент Таллулу Салливан можно было бы назвать опасной.
Опасная хищница.
К чужой магии Сноу относился вполне лояльно. В мире не существовало универсальных магических способностей — магия у каждого была сугубо индивидуальна. Когда-то в прошлом — еще Алану Флемингу — доставало огромное удовольствие встречать новых магов и узнавать их способности. Со времени желание и энтузиазм поистерлись, однако, даже после стольких лет одно оставалось неизменным — его тяга к магии других.
Магия Салливан не жалилась. Магия Салливан манила.
Бриттон как зачарованный следил за ее неспешными движениями: легкий замах скальпеля, едва уловимый порез, проступившие темные капли крови и введенная в вену игла. Крови Сноу не боялся, но никогда не стремился к ее проливанию — ни своей собственной, ни чьей-либо чужой. Происходящее было... необычным. Никто до этого мига не делал нечто подобное для Бриттона. Возможно, ему стоит пересмотреть отношение к Таллуле Салливан. Он прекрасно понимал ее мотивы — когда долг зовет, когда должен и нет иных вариантов, порой, необходимо сделать что-то в ущерб себе. Это закон вселенского равновесия, который рано или поздно настигнет и возьмет свое.
Бриттон не отрываясь смотрел за действиями женщины, ловил каждое ее слово. В этот момент мисс Салливан была опасна, но Бриттон не воспринимал происходящее как опасность.
Горечь на языке сменилась чем-то кислым. Бриттон предположил бы, что это был вкус лайма, впрочем, уверенности никакой не было. Осторожно кивнув, мужчина принял десятимиллилитровую пробирку, качнул из стороны в сторону, наблюдая как густая кровь осела на прозрачных стенках и лениво устремилась обратно — к общей массе. Возможно, Бриттону стоило задать некоторые вопросы. Что-то ему подсказывало, в этом не было необходимости. Долг Таллулы — как анестезиолога-реаниматолога — спасать, а не уничтожать, чтобы она при этом ни думала, чтобы при этом ни срывалось с ее острого языка.
Еще раз внимательно глянув на женщину, с лица которой разом схлынула всяческая краска, Бриттон залпом выпил содержимое пробирки. Немного помедлив, прислушиваясь к внутренним ощущениям, набрал в рот немного водки, покатал на языке обжигающую горечь и сглотнул.
— Маг  — не маг... — ровным тоном. — Собственно, дело каждого.
Более не теряя ни мгновения, покинул кабинет Таллулы и быстрым шагом направился в палату, в которой должен был оказаться еще минут пятнадцать назад.
~
Осмотр не занял много времени. Все то худшее, что подозревал Сноу, разумеется, воплотилось в реальность. Магии было много. Магией, словно плотным коконом, худенькая девочка с прозрачно-голубыми глазами была окутана от макушки до пят. Отвратительная примесь проклятий и естественных хворей.
— Мне нужно время, — сообщил, как только вернулся в кабинет Таллулы и облокотился о косяк двери. — Я взял немного ее крови, это необходимость.
И прежде, чем покинуть клинику и приняться за изготовление нужного лекарства, Сноу тихо добавил:
— Спасибо.

Отредактировано Britton Snow (2018-02-21 14:08:58)

+1

11

Утро наступает, город просыпается, мафия засыпает.
Яркое зимнее солнце щурилось в окна даже сквозь закрытые жалюзи. Лола, проводив взглядом Сноу, спрыгнула со стола. Голова отозвалась оглушительным звоном, Салливан согнулась пополам, чтобы не выпустить наружу свой и без того скудный завтрак. Она разогнула левую руку. На салфетке осталось крохотное алое пятно.
Мафия засыпает.
Упав на диван, Лола измученно прикрыла глаза. Черная кожа еще хранила остатки тепла Бриттона - хоть за нагретое место ему спасибо. Но здесь спать нельзя. Здесь холодно, голодно и могут в любой момент припахать. 
Спрятав лицо в ладони, она часто задышала, преодолевая приступ тошноты. Дыхание согревало ледяные пальцы. Она до сих пор чувствовала запах одеколона Бриттона. 
Легок на помине. 
- Ну, у Вас его мало, дорогой, - выдохнула она в ладони, - Придется поторопиться. 
Ей хотелось отпустить какую-нибудь скверную шпильку насчет того, что он подоил и без того теряющую кровь девицу, но не смогла. Мысли ее были похожи на остывшую манную кашу: липкие, вязкие, едва двигающиеся и с комочками.
- Не за что. Я не ради Вас это делала. Уходите и постарайтесь сделать так, чтобы я не сильно жалела о своем решении, - она посмотрела на Сноу сквозь пальцы. Выражение глаз ее было чуть удивленным - надо же, он умеет благодарить! - Моя смена закончилась пятнадцать минут назад. Кыш, кыш, мерзкий человек. 
Лола улыбнулась. А когда дверь закрылась, и вовсе истерически рассмеялась.
Что будет, если Сноу откроет ее маленький секрет кому-нибудь? Другу, у которого умирает дочь, брату, сыну?.. 
Они превратят ее жизнь в ад. 
Он превратит ее жизнь в ад.
Интересно, настолько ли сильно он ее ненавидит?

Водка одиноко плескалась в желудке, грозясь с минуты на минуту вылезти и посмотреть на ослепительно белый свет. Щурясь на солнце и кутаясь в тонкое пальто, Лола ловила такси до дома и надеялась, что таксист лояльно отнесется к необходимости химчистки салона в случае чего. На общественный транспорт сил не было.

На ручке запертого кабинета была мятая записка, написанная неровным врачебным почерком:
"Если захотите узнать, когда Вы сдохнете - пишите."
И телефон.

Отредактировано Tallulah Sullivan (2018-02-22 02:27:55)

+1

12

Бриттон покинул клинику в весьма смешанных чувствах. Сначала пришла досада на самого себя: для чего он, спрашивается, оставил машину за квартал до главного входа в NHS? Таллула Салливан была чертовски права. Времени было мало. Если не сказать больше — времени не было вообще. Пришлось усилием воли убить в зародыше возникшее раздражение, которое неминуемо привело бы к вспышке злости. Злость в ближайшие пару дней была бы не самым лучшим спутником для Сноу. Для работы необходим трезвый и холодный рассудок, не к чему его распалять пламенем ярости.
С другой стороны, хмуро думал идущий спешным шагом Бриттон, прогуляться и очистить свое итак перегруженное сознание — тоже было крайне важно. Размышления заняли не только то время, которое потребовалось Сноу на преодоление квартала до своей припаркованной машины. Думал Сноу и когда ехал на максимально возможной скорости по трассе и когда вернулся в дом, сразу же бросившись в лабораторию.
Информация от информатора подбросила слишком много вопросов и не дала ни единого ответа. Не дала и внятных ответов та магия, что была разлита в палате с девушкой, что буквально смотрела в глаза смерти. Еще немного, и позволит себе провалиться в ее уютные объятия. Нет, не выйдет. Не в этот раз.
Сноу прислонился к косяку двери и на несколько мгновений прикрыл глаза. Странное дело, усталости он не чувствовал, как и присущую слабость при простуде. А ведь Таллула сделала это — вылечила его столь оригинальным способом. Бриттон усмехнулся. Хотел бы он утверждать, что она эта сделала для него. Но нет. Ее действия были направлены лишь на благое дело. Не больше и не меньше.
Теперь его черед.
Расчистив рабочий стол и расставив перед собой необходимые склянки с реагентами, Сноу приступил к работе.

В клинику Бриттон вернулся уже под самую полночь. Не теряя ни мгновения, маг направился прямиком в нужную ему палату. Ввести необходимое зелье, щедро снабдив его своей магией, было делом парой секунд. Но это было не главным. Главным было то, как среагирует истощенный, пожираемый заразой организм на введенный препарат. То не было окончательным и бесповоротным решением проблемы. То была лишь первая попытка. И Бриттон знал, что еще не раз вернется в ту палату с иными модификациями зелья. Важным было то, что первый шаг сделан был. Девушка уже через пару минут перестала походить на хладный труп: губы окрасились розовым, участилось дыхание и к ее прозрачно-льдистым глазам вернулась искра жизни.
Пусть и небольшой, но прогресс.

Сноу приблизился к кабинету, на двери которой красовалась табличка: «Таллула Салливан. Анестезиолог-реаниматолог». Приблизился и замер, решив не искать встречи с Таллулой. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что ее наверняка нет в клинике, но проверять была заперта ли дверь или нет Бриттон не стал. Лишь разглядел небольшой клочок мятой бумаги с весьма занимательным содержанием.
Усмехнувшись, Бриттон сфотографировал на смартфон записку и задумчиво изрек:
— Всенепременно.

Отредактировано Britton Snow (2018-03-04 20:57:52)

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [01.01.2018] Don't, don't, don't mess with me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC