В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [02.04.2018] Dark-dark day


[02.04.2018] Dark-dark day

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Dark-dark day
или что бывает, когда играешь с Бездной


Двойник смог  взять контроль над Джеральдом Спарксом на довольно длительное время. Желая избавиться от человечности Джеральда, он хочет измотать чертового адвоката и совершить что-нибудь по-настоящему плохое.
Что может быть лучше старого-доброго насилия и толчка для прыжка в Бездну?
Только конкуренция с офигевшим русским.

who
Кирилл Достоевский, Джеральд Спаркс
where
Лондон


[icon]http://s3.uploads.ru/t/Y1wCT.jpg[/icon][status]edge of the abyss[/status][nick]Jerald Sparkes[/nick][info]<b>ДЖЕРАЛЬД СПАРКС <sup><i>Doppelganger</i></sup></b><br>адвокат с частной практикой, магическое право<hr>[/info]

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-02-27 02:18:00)

+2

2

Он уйдет сегодня без гроша в кармане, пьяный в сракотан и накаченный силой под завязку. 
- Давай же, - она игриво подмигивает, и ее "камон" звучит в гремящем как из мусорного ведра роке интимно и жутко эротично. 
Кирилл слизывает с ее запястья соль и залпом опрокидывает в себя шот текилы, тянется к влажным губам за полумесяцем-лаймом, притягивая девушку к себе за руку. Пиратская шляпа опасно накренилась на ее голове. Каждое прикосновение к ее золотистой коже отзывается в нем сладкой дрожью. Он ради нее горы свернет - в прямом смысле. 
Девушка смеется и отстраняет его мягким толчком ладони в грудь, протягивает ему дольку лайма, зажатую между пальцами. Достоевский скривил губы в наигранном недовольстве: он прекрасно знает, что его маргинальная рожа ей противна, что это всего лишь часть игры, часть работы tequila girl. Он и не против, он сам себе противен, пусть думает, что хочет, только будет рядом.
- Держи, russki pes. - он кусает ее за пальцы, поедая дольку лайма вместе с кожицей прямо из ее рук. Краем глаза замечает блестящий соленый след слюны, оставшийся на ее запястье. Она вздрагивает и смеется, Кирилл чувствует ее страх и неловкость, и роняет голову в ее теплые ладони. Электрические разряды бегут по его хребту, но ему все мало.
- Напомни-ка, когда и shuyali я разрешил тебе так меня называть? - ворчит он. - Если бы ты не была девушкой, я бы вырвал тебе язык по самый хер.
"Хочу ее." - мурчит Бездна, незаметной дымкой облизывая ножку на каблуке. 
Тело Кира полностью с ней согласно.

Кинув на стол деньги, Кир вышел из бара и закурил, привалившись к стене. Уголек сигареты светился особенно ярко в сырой темноте Ньюхэма, индийского квартала, бедного, неблагополучного... и идеального для охоты. Скоро смена текильщицы должна была закончиться, и Достоевский рассчитывал на приватную беседу с девушкой-магом. 
Рыжая тощая кошка потерлась о штанину джинс, выпрашивая еды и ласки в любом порядке. Кирилл раздраженно отшвырнул ее ногой, но кошка, отчаянно мурча, поползла к нему снова.
- Чтоб ты провалилась, блоховозка. - асфальт под кошкой пошел трещинами с тугим хрустом, и она наконец-то сбежала с испуганным воплем. Кир был раздражен, он ненавидел ждать. Чуть опустевший во время меряния хуями с кошкой резервуар сил усиливал его раздражение многократно.
"Хочу ее." - выдыхает темнота в трещинах на асфальте.
"Просите, и дано вам будет".

Отредактировано Kirill Dostoevsky (2018-02-27 14:37:10)

+1

3

Он терпеть не может Джерри. Что это вообще за сокращение такое? Сразу представляется дурацкая мышь из мультфильма, а не потрепанный жизнью англичанин. Двойник морщится и залпом выпивает шот текилы. Слизняк. Его уже по-настоящему раздражает эти жизнерадостность и хренова целеустремленность. Ломай, издевайся, подталкивай его - Джерри выплывает. Захлебываясь в Бездне продолжает тянуть руку помощи ближнему своему, цепляясь за все свое человеческое в треклятой душонке.
Омерзительно.
Стопка наполняется вновь. Мистер Спаркс загадка для своей темной половины, он не прошибаем в нескольких болевых точках, а в тех, что удается расшатать Двойнику, быстро перестраивается. Неунывающий, блин, говнюк. Длинные пальцы сжали стопку, чувствуя легкий хруст стекла.
Ну уж нет. Сегодня у него есть время и он заставит этого хренового ангела сожрать собственные крылья.
Англичанин сидит в углу, лениво наблюдая, как меняются люди в баре. Он здесь чужой- слишком дорогая одежда, черно-белый костюм, приметные часы, резкий одеколон и пять поколений приличия на лице. Очки скрывают шрамы и он похож на залетную птаху из Сохо, которой захотелось диковинки. Черные глаза следят за девушкой, продающей текилу, но он не поедает ее глазами, просто бросает заинтересованный взгляд, пока она не окажется рядом.
Ты верен своей мертвой невесте, Джерри?
Ты не хочешь причинять зла ближнему своему?
Давай, урод, останови меня, пока есть время.
Джеральд улыбается очаровательно-безобидно, он нравится ей, не приставая и задавая те вопросы, что всегда трогают девушек. В этом клоповнике он очаровывает ее, не пьянея после очередной стопки, оставляя щедрые чаевые и явно желая продолжить общение после окончания смены.
Кутаясь в двубортное пальто он ждет ее на улице, выдыхая пижонский дым сигарилл.
Заметив какого-то недоноска, Джеральд косится на него и замирает, слыша Слова и наблюдая их последствия. Бездна в тени Двойника ревниво колет под самые ребра и человек презрительно замечает:
- Сьебись отсюда, ты испугаешь мою добычу.
В глазах Двойника Бездна - она залила зрачок, радужку, белок, оставляя сплошную темноту.
Но он же просто человек, разве нет?

[icon]http://s3.uploads.ru/t/Y1wCT.jpg[/icon][status]edge of the abyss[/status][nick]Jerald Sparkes[/nick][info]<b>ДЖЕРАЛЬД СПАРКС <sup><i>Doppelganger</i></sup></b><br>адвокат с частной практикой, магическое право<hr>[/info]

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-02-27 16:44:04)

+1

4

Кирилл ухмыльнулся. Слышать подобные обороты от этого пижонистого мужика в пальто было все равно, что нащупать член под юбкой девушки, с которой ты весь вечер танцевал. Очень неожиданный и забавный подвох, но девушкой она от этого быть не перестала.
Обычный богатый ублюдок, ищущий приключений и ЗППП.
- Тебя любовник не отшлепает за такие выражения, пидорище лесное? - Достоевский щелчком выкинул окурок и демонстративно подтянул рукава куртки, показывая убитые, синие костяшки пальцев. - Валил бы ты, пока я тебе не навтыкал. 
Он шагнул было в направлении англичанина, но хлопнула дверь бара, звякнув колокольчиком, и вышла она.
Божественна! 
Ноздри Кира затрепетали, жадно втягивая запах ночных фиалок и сливочной помадки. Кажется, обоняние его усилилось стократно. Девушка бросила на него настороженный взгляд и устремилась к мужчине, взяв того под локоть.
- Э... Ну... Мы пойдем. - она попыталась мило улыбнуться. Кирилл хмыкнул и закурил еще одну сигарету, отступив к стене.
- Совет да любовь. - его равнодушный тон мог обмануть кого угодно, кроме Бездны. Достоевский почувствовал невесомое касание, будто перышком погладили по голове: "хороший мальчик".
Он ни за что ее не отпустит.
Ему показалось, или это тень упала на лицо мужика, окрашивая склеры в черный?..

Подождав, когда они скроются за углом, он пошел следом, по возможности выбирая обходные пути и переулки. Как он и предполагал, текильщица жила в жопе мира, а этот индюк не додумался увезти ее к себе. Она висела на его руке и, видимо, чувствовала себя защищенной даже от нашествия Четырех Всадников. Кирилл хорошо знал этот район и самые мерзкие его места.
"Мою добычу", - мысленно передразнил он Спаркса, - "Лососни тунца, добытчик, бля."
А между тем сладкая парочка дошла до одного из таких мерзких мест: двор-колодец, один из домов которого вовсе был аварийным. Быстрыми шагами выйдя им наперерез, Кирилл встал перед ними и снова закурил, как ни в чем не бывало.
- Походу вы заблудились, rebyata. - сказал он, и, устремив ничего не выражающий взгляд жемчужно-белых глаз на англичанина, почти прорычал: - Слушай, Чип-и-Дейл, я все понимаю, но давай ты насадишь эту Гаечку на свой болт как-нибудь в следующий раз, ок da?
Девушка впилась пальцами в рукав Спаркса и испуганно пискнула. 
- Проваливай, это моя территория. 
Верхушки деревьев колыхнулись, движимые невидимым порывом ветра, и резко похолодало. Лужа-тень у ног Достоевского потянулась к девчонке, вот только отражения в ней никакого не было.

Отредактировано Kirill Dostoevsky (2018-02-27 21:47:54)

+1

5

- Сам вали в свою нору шутить про мамку, русский скам. - Рыкнул Двойник, но тут же поменялся, завидев  девушку. Он словно  перестал обращать внимание  на Достоевского, бережно уводя  девушку от психа, мысленно отмечая Бездну. Кто это вообще такой? Его взгляд Двойнику не понравился.
Джерри, ты бы спустил все это, посадил девушку в такси и довез домой, верно?
Двойник  ведет ее по переулкам,  рассказывая какую-то  глупость,  явно стараясь приободрить и поглядывая по сторонам.
Ну, конечно.
Отморозок не отлип. Он выполз из своей тени, сыпя остротами. Джеральд  отодвинул девушку и на убийственно-чистом английском сказал:
- Отвернись, будь так любезна. Знаешь... Тут слишком много кислорода.
О, у него в арсенале простенькие, несложные фокусы. Но при должной сноровке их можно интересно использовать.
Человек, от  которого даже не несет магией,  говорит Слова. Говорит спокойно, резко, явно понимая, что он делает.  Шагая  на встречу  к черной луже и как-то нехорошо улыбаясь.
Гаденько.
Крысы отлично горели от магического огня и настало время повторить трюк.
Это Его жертва.
Между ним и русским действительно слишком насыщенный воздух. Очень простые Слова. От них всего лишь полоснуло по руке, но  кольцо тут же  стало заживлять рану, он даже не обращает на это внимание, словно каждый  день развлекается подобным методом, хренов мазохист. А может просто разучился чувствовать такую простую  боль.
- Бам. - Джеральд бросает Слово как спичку, заставляя появиться простенькую искру, что в насыщенном воздухе  обернулась в  чертово пламя. Никакой серьезной магии, сплошная физика школьного уровня, минимум затрат, а лужа, на глазах у Достоевского выгорает. Черная лужа, черное пламя и снова эти темные-темные глаза.
- Ты реально мне мешаешь.

Девушка, которая, конечно, не обернулась,  попятилась, пытаясь отступить от двух психов,  но Джеральд  нахмурился и рыкнул вполголоса пару Слов, заставляя крышку от мусорного бака просто врезаться  ей в ноги, сбить, и наступая  на нее с тем спокойным видом, словно это было совершенно нормально. Здесь неплохое место, чтобы ее довести.
Где ты, Джерри, смотри, не хочешь ей помочь?
Каблук ботинка врезается между  лопаток, выбивая  из легких жертвы воздух. Двойник косится на русского и ухмыляется, по пальцам стекает его собственная кровь.
- Что за фокусы с Бездной, русский?

[icon]http://s3.uploads.ru/t/Y1wCT.jpg[/icon][status]edge of the abyss[/status][nick]Jerald Sparkes[/nick][info]<b>ДЖЕРАЛЬД СПАРКС <sup><i>Doppelganger</i></sup></b><br>адвокат с частной практикой, магическое право<hr>[/info]

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-02-27 20:32:16)

+1

6

Ого! Человек бросает огонь к его ногам, и липкая лужа взрывается с громким шипением, едва не опалив ему брови. Кирилл отпрянул и прошептал пару Слов, по-птичьи взмахнув руками, и столб черного пламени упал, превращаясь из армагеддона местного масштаба в походный костер. 
- Ты посмотри, с кем ты пошла, тупая ты suka! - пьяно захохотал Достоевский, указывая обвиняющим перстом на девушку, уже валяющуюся на асфальте в слезах и соплях. - Вместо того, чтобы тебя трахнуть, он решил тебя убить...
- Пожалуйста, пожалуйста, нет, все мои деньги в сумке, и карты, и... - перебивает она, пытаясь говорить сквозь сдавленные рыдания, но ботинок промеж лопаток ей явно мешает. 
Черное пламя отбрасывает причудливые тени на лицо Кира, рождая совершенно звериное, изуверское выражение лица. 
- Перебивать некрасиво, эй. Zavali hlebalo, - прошипел он, и крупный гравий пополз к лицу девушки, угрожая нафаршировать ее по самое не могу, но остановился на половине пути, как только Кирилл понял, что резервуар показывает дно. Пусть ее кричит. Есть более интересные способы применения сил.
- Ты, блядво. - Кир сжал зажигалку в правом кулаке и двинулся в сторону англичанина - пока медленно, без резких движений. Все-таки этот урод выше и крупнее. - Ты приперся, увел добычу у меня из-под носа и говоришь, что я тебе мешаю? А тебе ли не отсосать, нэ?
"Хочу ее!" - Бездна пульсирует в висках, сил мало, мало, очень мало, будет еще меньше, если он сейчас отдаст ее... 
Ни за что! Он выпьет ее до дна и вышвырнет в Бездну, как смятую банку из-под колы.
Только этот недоносок мешает.
- А сам-то, - брезгливо фыркнул Достоевский, - Девочка, бля, со спичками. Ты маг? Если нет, исчезни, это не твое собачье дело, найдешь себе другую бабу. Если да... - Достоевский как-то очень быстро оказывается рядом и вцепляется в лацкан пальто, рывком разворачивая Спаркса к себе и впиваясь взглядом в темные глаза, в которых, казалось, плещется сама Бездна. Рука со сжатой зажигалкой была отведена, готовая в любой момент превратить нос англичашки в кровавое месиво. 
Он ожидал от прикосновения либо ничего, либо привычно приятные волны силы, бьющие в него; либо выиграть джек-пот, либо равнодушно отшвырнуть англичашку, но произошло что-то совершенно странное.

+1

7

А русского все это забавляет, верно? Ему нравится то, что сейчас происходит, несмотря на отобранную игрушку. Двойнику он невольно симпатичен, хотя в его противнике столько самоуверенности, что так и хочется и его сломать.
Это весело.
Что это? Он ожидал Слов, но, остановив пламя, противник не продолжил, гравий остановился, и Двойник прищурился. Парень с Бездной под пальцами, у тебя есть какой-то лимит? Он уже наступил или это маневр для него, чтобы Джеральд расслабился? Слишком много вопросов...
- Ни то ни другое, зажравшийся хам.
Джеральд смотрит на него насмешливо-презрительно. Ничего. Он самый-обычный-на-свете-человек. У него ничего нельзя отобрать, потому что у него ничего нет. Но стоит руке с зажигалкой прийти в движение, как Джерри рычит.
- Сгори.
Магия есть у Бездны. Он просто просит ее. Сможешь сожрать то, что тебя породило, русский?
Он начинает о чем-то догадываться, хотя зал подсказок не дает. "Тебе нужно, чтобы я был магом? Ха."
Пламя обжигает его пальцы, но это просто Бездна лижет руки, а  вот в руку Достоевского черное пламя вгрызается, зло, довольно, словно изголодавшийся хищник.
Джеральд отступает, его жертва пытается отползти, но ботинок тут же врезается в ладонь девушки, до хруста костей.
- Ай-яй-яй...
Она скулит, а Двойник лениво наблюдает, как рядом с юной леди жадной тенью расползается Бездна. Это будет быстро, хотя он хотел бы уничтожить ее по-другому. Больнее для Джерри, чтобы тот проклял себя за прыжок в Бездну.
Но и так сойдет.

[icon]http://s3.uploads.ru/t/Y1wCT.jpg[/icon][status]edge of the abyss[/status][nick]Jerald Sparkes[/nick][info]<b>ДЖЕРАЛЬД СПАРКС <sup><i>Doppelganger</i></sup></b><br>адвокат с частной практикой, магическое право<hr>[/info]

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-02-28 09:58:14)

+2

8

- Твар-р-рь… - рычит Достоевский чуть картаво, обращаясь не то к Спарксу, не то к Бездне. Скорее всего, к обоим.
Бездна предала его! Черное пламя бьется в руке, кусает и никак не может затихнуть, будто кисть Кирилла облили бензином, пламя перекинулось на рукав. Отпрянув, он отпускает Спаркса и рывком скидывает куртку, едва не порвав ее.
Рукав ее истлел и покрылся черными пятнами, а на кисти Кирилла рядом с татуировкой Всевидящего Ока запузырился ожог.
- Чтоб тебя разорвало! – зло шипит он, швыряя в Спаркса зажигалкой. Достоевский целился в лицо, но не рассчитал массу предмета. Пластиковый корпус взорвался черным клубом пламени где-то в районе плеча бриташки, усыпая асфальт вокруг них желтыми осколками. Слова отняли у Кира последние крохи сил, и он был в ярости. Он не хотел отдавать, он хотел исключительно брать, хотел маниакально и страдал как героинщик, у которго увели дозу из-под носа.
- Что ты, блять, вообще такое!? – Достоевский отступил еще на шаг. Дыхание его сбивалось, усталость разливалась по его телу, но он сопротивлялся слабости изо всех сил, которых мало, мало… Он устремил голодный взгляд на девчонку. Бездна все еще клубилась у его ног, и он чувствовал болезненное покалывание в пальцах, будто перед дракой с Годзиллой. Он боялся Бездну, и хотел выслужиться перед ней.
«Хочу ее!» - подсказала Бездна. Серп месяца, отразившийся в луже, показался Кириллу ее чеширской улыбкой.

Ему достаточно коснуться девушки, только коснуться обнаженной кожи, а еще лучше – впиться в нее губами, и этот урод захлебнется в собственной крови. Кирилл не заметил, как девушка перестала быть целью, став лишь инструментом. Он чувствует зудящее желание уничтожить Спаркса наиболее болезненным для последнего способом. Бездне не нужны слабаки, Бездне нужны сильнейшие.
Но кто же все-таки он? Человек, пользующийся Словами просто, грубо и сильно, как топором, что ты такое? Неужели он тоже…?

- ОСЛЕПНИТЕ! - раздался тонкий, с надрывом крик девушки, и Кирилл с раздражением подумал, что не стоило упускать из виду мага.
Вспышка света оглушила его, заволокла глаза, зазвенела в голове белым шумом. Достоевский стиснул зубы почти до хруста и пошел на звук сдавленных всхлипываний, будто летучая мышь в поисках сверчков. Берцем он, кажется, пнул что-то мягкое. Кирилл присел на корточки, слепо шаря руками в поисках жертвы. У нее не хватит сил держать ослепление долго. Не должно. Она обязана ему хоть что-нибудь оставить.

Руки его нашарили кусок ткани, отдаленно напоминающий подол пальто. А в следующий момент женские пальцы впились ему в лицо, явно стараясь выцарапать глаза.
- Жарь меня как хочешь, bratetz Lis, только не бросай в терновый куст! - Достоевский захохотал, перехватывая тонкие запястья и отрывая ладони от своего лица, колено его уперлось извивающейся девушке в грудь, прижимая ее к земле. Сила потекла в него бурным селевым потоком, потихоньку истончаясь до горного ручья. Белое марево на глазах начало таять вместе с силами мага. Русский настороженно огляделся в поисках Спаркса, но белый туман в глазах был пока слишком непрозрачен…
- Кис-кис, уебок! Или зассал?

Отредактировано Kirill Dostoevsky (2018-02-28 20:16:33)

+1

9

Они стояли по разные края Бездны, хотя оба, безусловно, были ее порождениями. Или экспериментом. Человек, котрый берет магию из Бездны и человек, который ее преумножает. Влюбленный в магию и влюбленный в Бездну. Трезвый Джеральд, наркоман-Кирилл.
Двойнику это определенно нравилось.
Пока его противник возмущался и сыпал руганью, он наблюдал за ним с английским спокойствием. Зажигалка взорвалась прямо в плечо, сбросив очки, расцарапав и обжигая лицо, а Двойник только морщится. Прямо на глазах у Достоевского раны стягиваются, а обожженая кожа снова становится нормальной, но, вместе с очками слетает и иллюзия, обнажая обьединную Бездной кожу. Эти шрамы уже не выведешь, он словно врезался на полной скорости в лобовое стекло, повалялся в пожаре и выжил.
Не словно.
Двойник понимает, что Бездне все равно, кто из них выживет. Ей было все равно и на их жертву, это просто игрушки, которые она столкнула. Джеральд не против такого расклада, но совершенно не собирается проигрывать. Шаг в сторону, он подбирает очки...
Вовремя.
Крик девушки, вспышка света и гнева - все это должно было его огорошить, но Джеральд Спаркс и его Двойник - практически мастера использовать свои травмы себе во благо.
Он смотрит чуть поверх очков. Через стекло-все залито светом. Поверх стекла- покрыто темнотой. Где- то на грани световосприятия рябящие силуэты и он может ориентироваться. Даже слишком большая удача, ведь русский ослепил и себя. Двойник шагает совершенно бесшумно, он хочет посмотреть, понять, как работает этот странный человек. Черные глаза с жадностью следят за двумя силуэтами, он впитывает каждое слово русского.
Стоя у него за спиной.
И когда тот упивается своим успехом, Джеральд подается вперед, сцепив руку на его шее, толкая на девушку и практически любовно желая задушить Достоевского, лишить его доступа к воздуху и к Словам.
- Ты - Иван-дурак, русский пес.
Их жертва, вымотанная, лишенная магии, напуганная, тянется  дрожащей рукой к слишком темной тени Джеральда и обмякает.
-Я выйграл.
На самом деле, конечно, выйграла Бездна.

[icon]http://sd.uploads.ru/t/75cGv.jpg[/icon][status]edge of the abyss[/status][nick]Jerald Sparkes[/nick][info]<b>ДЖЕРАЛЬД СПАРКС <sup><i>Doppelganger</i></sup></b><br>адвокат с частной практикой, магическое право<hr>[/info]

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-02-28 20:24:30)

+1

10

Есть такое мнение, что в тройничке лучше всех тому, кто посередине. Ощущения с одной стороны глубже, с другой - ярче. 
Кирилл был категорически не согласен, потому что бестия снизу пыталась-таки дотянуться до его глаз (или до того, что от них осталось - линзы скрывали все), а тварь сверху отымела его по полной, до потери дыхания. Достоевский, захрипев, бьет девушку по лицу, и она, обмякнув, падает в тень Спаркса. Гудроновая чернота расступается и пожирает ее с аппетитом аллигатора, схватившего разморившуюся на солнцепеке антилопу. 
Это была не его тень. Бездна плюнула в него браслетом девушки. Тонкая серебряная цепочка с четырехлистным клевером из зеленого стекла. Поток сил иссяк, и Достоевский вздрогнул, будто от удара под дых. Один-ноль в пользу Спаркса.
Он сдерет с него кожу заживо за такое унижение.
Хватая ртом воздух, Кир неуклюже, будто жук-навозник с дерьмошариком на спине, поднимается с колен, стараясь не потерять равновесие, и перекидывает Спаркса через хребет, падая на него. Из-за разницы в росте катится кубарем, локти обдираются об асфальт, но главное - Достоевский со свистом втянул полные легкие воздуха! Никогда он не был так сладок, как в этот момент.
"Был," - подсказывает темнота между деревьями, - "Был, когда ты пытался выплыть из Бездны, а тебя тянуло ко дну, как провинившегося мафиози тянет таз с цементом на ногах." 
На мгновение расцарапанное, бледное лицо Кира искажает гримаса ужаса. Но лишь на мгновение. Он перекатился хорьком и резко, с размаху ударил лежащего Спаркса в бок, целясь под ребра. Ни ран, ни ожогов, ничего, как с гуся вода... 
- Зачем она тебе? Ты не такой, как я. - он уселся на англичанина сверху, коленками больно вдавливаясь в его плечевые суставы, не давая ни шелохнуться, ни двигать руками. Дыхание Кира неровное, сбивчивое, но лицо уже исказила самодовольная ухмылка. - Сука ты, Чип-и-Дейл. И сдохнешь, как сука. - под головой Спаркса растеклась темная лужа, и Кирилл, рыча сквозь сжатые зубы, схватил его за горло и начал вдавливать его... вникуда. Лужа просто не расступалась.
Он устал удивляться поведению Бездны.
- Что ж. Тогда придется похоронить тебя заживо. - раздался знакомый глухой хруст, и асфальт начал трескаться, вздымаясь вокруг англичанина осколками-кусками, похожими на столкнувшиеся айсберги...

Отредактировано Kirill Dostoevsky (2018-03-01 11:42:56)

+1

11

Двойник наслаждается эффектом. Джерри в его голове от того, что произошло, проявляет голос, кричит, бьется в клетке сознания, и это немного отвлекает.
Что, ангелок, не нравится, кем ты становишься?
За этими мыслями он пропускает маневр русского и оказывается выброшен, рычит от недовольствия, но бешенство русского почти такое же приятное, как Джерри. У него сегодня, определенно, отличный день.
- О, тебе не насрать? Бездна одна на всех.
Он вдруг улыбается - нагло, хитро, подмигнув русскому, когда тот плюется словами.
- Бывай, братишка, привет ангелку.
Он все сделал, что задумал и вернул бразды правления Джерри, буквально вталкивая его на помойку Лондона, разобранного убийцу в лапах маньяка.
Из глаз Спаркса исчезает Бездна, прячется на дно зрачка. Его лицо меняется в секунду, больше не выражая ничего, кроме бесконечного ужаса. Он словно не может дышать, шевелит губами и только поползший к нему асфальт заставляет устремить бешенный взгляд на русского.
- Нет... - хрипит человек в его руках. - Нет-нет-нет...
Он почти шепчет, едва выдыхая слова.
- Убей меня...
Но Бездна молчит, магия не срабатывает, а Джерри, слабо обхватив руку русского совершенно не борется с тем, что происходит.
Он все видел, все помнил, все чувствовал и больше всего на свете хотел только одного - остановить себя.

+1

12

Тьма утекла из его глаз, только зрачок - расширенный, как успел отметить бывший биолог, - темнел на дне, будто слив в раковине. Кирилл непонимающе уставился на Спаркса, пытаясь добыть хоть какую-то информацию из выражения глаз, мимики, черт лица... 
Ничего не изменилось внешне, но Достоевского не оставляло острое ощущение, что под ним лежит совершенно другой человек. Вернее, туша та же, но начинка... Асфальт, замедлившись было, сковал локти и колени Спаркса, буквально вмуровывая последнего в камень, не трогая, впрочем, жизненно важных запчастей. Прозрачно-белые глаза Кира впитывали выражение ужаса и паники на лице мужчины, но сами не демонстрировали решительно никаких чувств.
Нет, нет...
- Пидора ответ, - механически ответил Кирилл и секунду спустя сам захохотал над нелепостью ситуации. Только что эта тварь пыталась его задушить, а теперь - нет, нет, и запах одеколона этот, витающий в воздухе, совершенно неуместен... - Хорош наебывать меня. 
Кирилл зло сощурился. Ледяные лапы сквозняка зашарили по его спине. Он все еще был без куртки. 
Кажется, англичанин не лукавил.
Это был совершенно не тот человек. Достоевский остался единственным порождением Бездны в этой богом забытой мусорке. Он касается Спаркса, но не чувствует ничего, ни укусов Бездны, ни льющейся силы. 
Всего лишь человек.
Достоевский готов взвыть от злобы и негодования: это самое большое наебалово за последние пару месяцев, просто бомба для жалких крох его самообладания! Так распалить, внушить надежду на достойную драку, и лежать теперь как ни в чем не бывало, моля о пощаде... это злит его до зубовного скрежета.
- Наш девиз непобедим, возбудим и... - Достоевский разочарованно прикусывает губу. - Тогда я просто подправлю тебе lichiko, яйца тебе все равно никто не вернет, скулящая ты lyarva. 
Первый удар - и нос Спаркса отдается хрустом, летит кровавая пыль.
Второй - и кожа на скуле лопается, расходится глубокой темно-красной трещиной. Кирилл вглядывается в нее в поисках Бездны, но и там ее нет.
Третий снова приходится в нос, и Достоевский чувствует, что он становится подвижнее.
А потом он потерял счет ударам.

- Ты мне зажигалку должен, Чип. - окровавленные ладони со сбитыми костяшками шарят по пальто мужчины. Помимо зажигалки Достоевский находит бумажник англичанина, про себя отмечая дороговизну кожи. Такой даже пустой можно неплохо загнать.
"Пижон".
- Бывай, братишка... - язвительно цедит Кирилл, подхватывая куртку и пряча в ней бумажник. - Привет ангелку. 
Закурив, он щелчком пальцев - для пущего антуража, - перекрывает поток силы, поддерживающий каменные оковы. Кажется, земля облегченно выдохнула, ослабляя хватку. Кирилл потер занывшую шею, наверняка останутся следы. Ки-таец будет в ярости, а ему, Киру, срочно нужен отдых. 
Достоевский ушел туда, откуда явился, прихватив с собой толику сил девчонки. Ушел в темноту, а может, даже в саму Бездну.

Отредактировано Kirill Dostoevsky (2018-03-01 15:16:36)

+1

13

Он не умер. Его оставили, загнанным в ловушку, окутанным чужой магией. Джеральд  не сопротивляется ударам, а Двойник  смеется над каждым взрывом боли. Его боли. Русский раздосадован и вымещивает злость на нем - со смаком,  Спаркс  мечтает отрубиться, но, как на зло, не может, только взрывами в голове пульсирует боль от каждого удара снова и снова. Господи, пусть он переборщит, пусть  это закончится. Бездна, кажется, была добрее.
Когда этот кошмар почти заканчивается, Джеральд падает в  полубессознательное состояние, на грани восприятия  слыша треклятый голос с русским  акцентом. Кольцо уже  делает  свое  дело,  от чего ещё больней и тяжелей.
Выжил.
Когда Достоевский исчезает, он  уже в состоянии шевелиться, сбитые пальцы  хватают асфальт,  Джеральд встает на корточки.
"Нос поправь. Срастется  плохо." - ржет Двойник.
Скотина.
Он - безвольная-марионетка-Джерри. Рука тянется к лицу, хруст, Джеральд захлебывается  болью  и   падает снова на  асфальт, утопая в собственной беспомощности. Бездна рядом,  следит за ним. Он  бы нырнул ещё раз, да только не уверен, что  его не вышвырнут обратно, ещё здоровей, чем был. В насмешку всему.
Руки и ноги слушаются его исключительно благодаря стараниям Марека и магии Райана.  Мутным взглядом Джеральд  обнаруживает  рядом с собой труп девушки - Бездна обглодала  ее и буквально  содрала  кожу, выплюнув наружу.
И вот тут его просто вырвало.
"А ты думал, что, в сказку попал? Магия - боль, Джерри" - хмыкает Двойник, рассматривая девчонку.
"Нам надо сваливать." - говорит он.
Джеральд на автомате слушает его,  безвольно поднимаясь, пошатываясь. Разодранное пальто, кровь на лице,  песок и гравий в карманах - он похож на шикарно одетого бомжа.
"Не домой." - подсказывает Двойник.
Хорошо. Едва слушающиеся пальцы находят телефон, вызывают такси через  три квартала. Пошатываясь, он ползет к точке встречи.
"Поторапливайся."
Как скажешь. Он хочет одного - умереть. Прямо сейчас. Но его воля сломлена, а Бездна и Двойник совершенно не заинтересованы в его смерти. Он не может даже  подняться  на крышу по пожарной лестнице и спрыгнуть. Ничего не может.
"Ты мой, Джерри. И мы только начали."
Он бормочет адрес магазина поляка-ювелира и переводит через интернет-банкинг тройную стоимость таксисту, чтобы тот не задавал вопросов.
"Думаешь, он тебе поможет? Сколько людей ты ещё втянешь в свои проблемы?".
Звонок. Гудки. Конечно, он спит.
- Марек...Впусти меня... пожалуйста... Я буду минут через двадцать..Мар...
Двойник сдавливает ему горло, Джеральд  не может больше ничего сказать, только проваливается в беспамятство от нехватки кислорода.
"Спи. Тебе никто не поможет".

Отредактировано Jerald Sparkes (2018-03-03 22:31:14)

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [02.04.2018] Dark-dark day