В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [29.03.2018] So can you name your demon?


[29.03.2018] So can you name your demon?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

So can you name your demon?


Только Бриттон прикрыл глаза, что мгновением ранее с укором смотрели на появляющийся рассвет, только провалился пусть и в неспокойное, но спасительное забытье, как пространство рядом разорвало зажигательное начало песни «I was made for lovin' you» Kiss. Незнакомый номер был настойчив и, вероятно, терпелив. Сноу присмотрелся: высветившийся номер разве незнакомый?

who
Таллула Салливан, Бриттон Сноу

where
Лондон, кофейня «Monmouth Coffee»

Отредактировано Britton Snow (2018-03-05 13:02:09)

+1

2

Остеопат не помог, как не помогли и хирург, ортопед, травматолог, флеболог, онколог, гематолог и прочие, прочие "-лог". Не помог психотерапевт, не помог психиатр с его умным подслеповатым взглядом поверх очков. 
Не помог - Господи боже! - гомеопат. 
Прошел почти месяц спустя того памятного утра, а Лола все еще была по уши в дерьме. Ну как по уши. По пояс, скорее. 
Двигательные функции ног так и не восстановились полностью. Правая вела себя вполне сносно, а вот левая... Таллула ловила себя на мысли, что было бы гораздо легче, если бы ее - ноги - не стало сразу. Отгрызть бы ее, как лисица, попавшая в капкан...
Одна проблема - она не лисица и не в капкане, и работу без ноги она черта с два найдет.
Ее медленно, но верно подтачивало Бездной. По ночам, ближе к холодным утренним часам судороги становились почти невыносимыми, и Салливан спала в горячей ванной, остервенело растирая ледяные пальцы ног мочалкой. И если правая хоть что-то чувствовала, то левая казалась бесполезной веревкой, при каждом движении издававшей сухой щелчок в суставе. 
Пару раз она проливала горячий кофе на бедро и, чуть не плача от злости, обрабатывала ожоги. Лола их не чувствовала. 
Не помог невролог...
Она была в бешенстве от собственного бессилия, и вышвырнула инвалидную коляску с лестничного пролета больницы. С тростью ходить было значительно тяжелее, но, по крайней мере, она не сядет за убийство, уловив очередной сочувствующе-брезгливый взгляд.
Официальная медицина не помогла, не помогла медицина тайская, не помогли алхимики с их кислотно-зелеными растирками, похожими на гуано. И как-то само собой всплыло в памяти выражение лица девушки, которую выписали уже в середине января.
Живое лицо живой девушки, которая по всем правилам классической медицины должна была уехать в холодильник через полдня после поступления в ОРИТ.
Таллула не находила себе места день, два, третий. Металась, как тигр, которому предстояло либо получить багром под зад, либо прыгнуть-таки в страшное огненное кольцо. Визитка Сноу жгла руки, самолюбие и гордость наступили на горло. 
Голос Сноу был сонным и каким-то растерянным - видимо, она застала его спросонья. Он явно не ожидал звонка... тем более от Таллулы Салливан, анестезиолога-реаниматолога, которой легче было себе ногу отгрызть (в прямом смысле), нежели попросить о помощи кого-то.
Особенно Бриттона.
Стараясь сделать свой тон как можно более непринужденным (как будто каждый день на ночь по два часа разговаривают, ага), Лола предложила ему встретиться где-нибудь в кафе, чтобы обсудить... м-м... интересного пациента. 
Будто совершила восхождение на Эверест.

Она скептически оглядела себя в зеркало. Левая нога была похожа на гусеницу в джинсе: ортез на коленном суставе, ортез на голеностопе, ортез-фиксатор на тазобедренном... Слава Творцу, правая была всего лишь зафиксирована эластичным бинтом и выглядела на первый взгляд нормальной. Лола досадливо закусила губу. Самая убогая часть ритуала для выхода в люди впереди. 

В такси пахнет жасмином. Раздается резкий, пугающий звук, как будто машина столкнулась с каким-то легким предметом... вроде маленького мальчика.
- Что это было? - вздрагивает Салливан.
- Не знаю. - флегматично отвечает таксист с едва уловимым латышским акцентом. - Как будто машина столкнулась с каким-то легким предметом. 

Она приходит сильно заранее, эдак на полчаса раньше, и все ради того, чтобы занять угловой столик и заняться устройством своей любимой задницы на месте. 
Лола выстрелила бы себе в голову, если бы ей пришлось заниматься этим при Сноу. Она чувствовала себя такой... жалкой. 
Трость прячется под столом, и упирается в столешницу в шатком равновесии. Надо залезть рукой в джинсы и ослабить ремень тазобедренного ортеза, иначе просто не сесть. Через штанину нащупать шарнир коленного и подтянуть вверх, ослабляя...
"Бамблби бы умер от зависти."
Разрушив устойчивую систему, позволяющую ей пусть не бегать, но сносно двигаться, она падает на стул и вздыхает, как загнанная лошадь. Лола быстро устает. И уже почти месяц толком не работает. Не может. 
Кредитка показывает ощутимую сумму, взятую у банка под залог всего что можно. Мысленно Салливан скрещивает пальцы, чтобы этого хватило на гонорар этому алхимику. 
Левое запястье женщины похоже на гребень аллигатора из-за грубых, уродливых, выпуклых шрамов, старательно - но бессмысленно - замазанных тональным кремом. Эстетика волнует ее меньше всего.
Листая меню, она запивает гомеопатические шарики и обезболивающие таблетки чаем, и краем глаза замечает знакомую фигуру. Глаза ее рефлекторно щурятся, готовясь бросить на Сноу фирменный уничтожающий взгляд, ставший негласным ритуалом приветствия... Таллула одергивает себя. Не время для кокетства. 
Дормамму, я пришел договориться?..

+1

3

Бриттону снилось, будто бы он свободно парил в межзвездном пространстве. Будто бы стремительно летел мимо вспыхивающих, гаснущих и мертвых звезд, галактик и планетарных туманностей. Крабовидная туманность, туманность Орла и Кошачий Глаз. Безмерно красиво, красочно и ярко. Хотелось зажмуриться хоть на мгновение, но закрыть глаза означало бы пропустить нечто новое, нечто еще более насыщенное и прекрасное, нежели мгновением ранее.
Абсолютная тишина, не нарушаемая даже собственным дыханием, была разорвана пусть и приятным, но неожиданным и оттого раздражающим мотивом. Пришлось-таки зажмуриться в нелепой надежде, что режущая слух мелодия сгинет в бесконечной Вселенной.
Hmm, yeah...
Где-то в подкорковых структурах мозга сработало распознавание, но название трэка моментально испарилось в небытие, стоило Бриттону распахнуть глаза. Красочность окружающего пространства растворилась, явив взору мага чернильную тьму — черную дыру, что вознамерилась затянуть в себя внезапного межзвездного скитальца.
... do, do, do, do, do ...
Бриттон сделал попытку воспротивиться, но разве попрешь против гравитационного притяжения столь высокой мощности? А чернота уже в полной мере завладела пространством, скрыв собой мерцающие звезды-точки и звездные скопления.
Tonight I want to give it all to you...
— Черт!
Бриттон распахнул глаза — теперь уже наяву и сощурился. Тусклый свет, проникавший в закрытое окно, вводил в заблуждение. Должна быть ведь ночь? Мгновение понадобилось на то, чтобы понять — ложился спать он уже под утро, и рассвет — вполне естественное явление. И еще мгновение, чтобы разыскать глазами свой смартфон.
In the darkness.
— Слушаю.
Возможно, слишком резко, но уж как есть.
Как только звонившая — а это была именно она — представилась, Сноу невольно подумал, что, быть может, это такое извращенное продолжение его столь странного сна? Но нет, ощущение прохлады прижатого к уху смартфона было слишком уж реальным. Да и что в снах может делать анестезиолог-реаниматолог Таллула Салливан?
Просьба о личной встрече его удивила, если не сказать — обескуражила. Не отказал он лишь потому, что, пожалуй, был в некотором роде заинтересован.
Разорвав соединение, Бриттон отправился в душ, чтобы хоть как-то согнать сонливость. Ночь вышла до отвращения продуктивной и нервной, организму требовался отдых. Непродолжительная разминка, четырехминутная планка на согнутых в локтях руках и контрастный душ освежили и разум, и тело Сноу. Что ж, пожалуй, он в самом деле готов выйти за пределы своих владений. А привычный для утра кофе он выпьет в месте встречи с мисс Салливан.

Добирался Сноу до места встречи на своем автомобиле. Если в прошлую их встречу, маг предпочел оставить машину за квартал и оставшееся расстояние пройти пешком, то в этот раз он припарковался аккурат напротив входа в кофейню «Monmouth Coffee». Войдя в помещение, в котором так упоительно пахло свежесваренным кофе, Сноу сощурился и разыскал взглядом искомую фигуру.
— Мисс Салливан, — хмуро, вместо должного приветствия. — Двойной эспрессо и плитку горького шоколада, — обратился к подскочившему миловидному юноше-официанту. — И... — красноречиво посмотрел в сторону Таллулы, ожидая, что женщина озвучит свои пожелания. И лишь только после позволил себе расслабленно откинуться на спинку стула и внимательно оглядеть свою собеседницу.
— Выглядите плохо, — Бриттон редко юлил и говорил неправду. — Трудная выдавалась смена? Перейдем к деталям?

Отредактировано Britton Snow (2018-03-15 14:18:30)

+1

4

- ...и капучино с миндальным молоком. И вафли. - Таллула кокетливо сощурилась мальчику-официанту.
- Миндального молока нет, увы, - мальчик не оценил и флегматично перелистнул листок в своем микро-блокноте.
- М-м... Кокосовое? 
- Тоже.
- Соевое!? - пальцы Лолы отбивали по столешнице что-то среднее между имперским и похоронным маршем. Мальчик молча мотнул головой, и Салливан разочарованно вздохнула. - Ладно, эспрессо... 
Мальчик удалился, бросив игривый, жаркий взгляд на Бриттона. 
- У меня сейчас глаза в мозг вкатятся. Миндального молока у него нет, зато блуда хватит на всех детей Африки. Хорошо, что Ваш кофе без молока, Бриттон. Иначе бы он добавил секретный ингредиент... - Лола усмехнулась. - ...я имею в виду любовь, разумеется.
По-змеиному внимательный взгляд Сноу вызывал желание съежиться. Лола призвала на помощь все свое дрессированное самообладание - губы ее изогнулись в подобии дружелюбной улыбки. Получилось, правда, чуть заискивающе.
Ей не нравится просить. 
Но слишком нравится ходить - и выглядеть - нормально.
- Вы, между прочим, тоже не Ив Сен-Лоран. Бессонная ночь, мальчики из хора не дают покоя? - Лола сильно сжала переносицу большим и указательным пальцем. Можно вывести Таллулу из себя, но вот "себя" из Таллулы... 
Впрочем, Сноу никогда не отличался вспыльчивым нравом.
Салливан сложила пальцы домиком.
- Так... Мне нужен Ваш - твой? - совет. Дано: женщина, двадцать восемь лет, после... гм... небольшой аварии страдает хромотой, периодическими болевыми приступами и ночными судорогами нижних конечностей. Спустя две недели после аварии функции правой нижней конечности частично восстанавливаются, функции левой не только не восстанавливаются, но и, субъективно, теряются. Имеет место гипестезия, - голос ее сух и шелестит, как страницы медицинского справочника. - Официальная медицина развела руками, Бриттон. Поэтому мы здесь.
Юноша-официант расставил чашки с эспрессо на кипенно-белой скатерти. Следом появились горький шоколад (кажется, какие-то цифры, подозрительно похожие на телефон, написаны на его обертке?) и вафли, густо политые карамелью.
- Внимание, вопрос знатокам: что с ней происходит? Насколько мне известно, там был контакт с Бездной. Время пошло, - Салливан отсалютовала до смешного маленькой чашкой. - Надеюсь, ты что-то знаешь, Сноу.

+1

5

Бриттон пропустил мимо ушей небольшой диалог между Таллулой и мальчиком-официантом. Пропустил он и взгляды, которыми мальчишка его одаривал. Не интересно. Не вкусно. Взгляд Сноу был сосредоточен на сидящей перед ним женщине. Она пришла на эту встречу как кто? Как чуткая сестра, как неравнодушный друг, как обеспокоенный... партнер? Маг отвел слишком уж заинтересованный взгляд, наблюдая в окно за неспешно двигающимся потоком машин и ожидая, когда они, наконец, останутся наедине. Впрочем, решил Сноу, роль мисс Салливан не так уж и важна. Куда важнее то, о чем она собиралась сказать и, судя по всему, говорить ей было об этом непросто.
Возможно, Таллула заслуживала некое одобрение. Или поощрение. Они уже находятся минут пять в опасной близости друг от друга, а с ее губ еще не сорвалось ни единое ехидное замечание. Похвально.
Впрочем, хватило ее ненадолго. Бриттон равнодушно пожал плечами.
— Не заинтересован.
Во внимании случайного, пусть и симпатичного мальчика-официанта.
Таллула не торопилась переходить к сути дела, и это уже о многом говорило. Например, о том, что ей неловко. Не нравится просить? Или причины глубже, куда глубже? Сноу ненавязчиво барабанил пальцами по столу в ожидании.
— Я работал. Всю ночь напролет, — зачем-то пояснил. Нет, Сноу не оправдывал свой помятый внешний вид. Факты, сообщил просто факты.
Переход на неофициальное общение Сноу не претило, однако, это означало, что некая грань, распростертая между ним и мисс Салливан отныне пройдена. А это накладывало некие обязательства. Бриттон пока не определился — негативно он к этому будет относится или хотя бы нейтрально.
Входящую информацию от Таллулы Бриттон выслушал, склонив голову на бок и заинтересованно смотря в ее лицо. Ему показалось, или она в действительности была немного... смущена происходящим?
— Я не хирург, не травматолог, не остеопат, не гематолог... словом, суть моего посыла, думаю, ясна.
Маг на некоторое время умолк, обдумывая сказанное сидящей напротив женщиной. Недосказанность буквально витала в окружающем пространстве, казалось, еще немного и ее можно будет потрогать руками.
— Бездна, значит, — наконец, изрек, подтягивая к себе белоснежную чашку с эспрессо. Услышал ли мальчишка-официант слова Бриттона, понял ли — абсолютно не важно. Бриттон сделал небольшой глоток кофе, прикрыв глаза от удовольствия. Одна их тех привычек, от которых почти невозможно отказаться. Следом отравил на язык небольшой кусочек шоколада. Так расслабляться Сноу позволял себе не часто.
— Может быть, что-то и знаю, — театрально протянул. — Неофициальная медицина на данном этапе в некотором замешательстве, — Бриттон дернул уголками губ в ответной полуулыбке. — Крайне мало информации. Я не побоюсь предположить, что отсутствуют важные детали, не так ли? Во-первых, мне необходимо знать, что это была за авария. Магия помимо Бездны замешана? Во-вторых, мне в любом случае будет необходим личный контакт с пострадавшей, я должен произвести осмотр. В-третьих, не могу не предупредить, что Бездна — это 99,99% на то, что повреждения необратимы. Кто-то утверждает, что все 100%, я же оставляю 0,01% на возможность удивить меня. Итак?

Отредактировано Britton Snow (2018-03-15 14:22:08)

+1

6

Мерзавец. 
Почему нельзя просто взять и сказать ей, что делать? Просто дать волшебную пилюлю и проваливать в закат, а не вот это вот все? Мало информации, нужен осмотр, блаблабла... Он что, не верит ей, не уверен в достоверности данных, или что?..
"А ты бы поверила?" - богомерзкий внутренний голос заставляет Лолу встать на чужое место. Не то чтобы он часто это делает, но ему тоже хочется принадлежать не_инвалиду. - "Ты бы поверила? Хочешь сказать, ты бы тоже вот так, сходу, начала бы раскидываться бланками рецептов, не осмотрев, не пощупав, не зная, по сути, ничего... а?"
Таллула наблюдает за каждым движением Сноу - вот кадык его качнулся вверх-вниз, когда он делает глоток своего долбаного эспрессо, вот едва заметное пятнышко шоколада остается в уголках его чуть потрескавшихся губ... 
Смотрит зло, по-змеиному сощурив глаза. Теперь очередь Бриттона быть кроликом.
Не то чтобы Лола не рассчитывала на такое развитие событий, но уж точно она не рассчитывала на то, что ее припрут к стенке так быстро и сразу. 
Ноль целых одна сотая процента... Таллула смотрит в окно на проезжающие машины, и видит в мутном отражении измученную себя. Жалко себя - до слез.

...а что если это не лечится а что если я останусь такой насовсем а что если придется ампутировать и я умру на операционном столе или после него выброшусь в окно выброшусь выброшусьвыброшусь умру на операционном столе - ворох мыслей, щедро сдобренный джином и, кажется, абсентом. Пусто в квартире, пусто и темно, и очень, очень поздно, но соседи еще не долбятся в дверь, заставляя выключить неприлично громкую музыку.
Сигаретный дым создает причудливые завихрения под потолком.
умру умру умру умирать очень страшно но обязательно умру - Лола не знает, что делать с этими мыслями, прилипшими к подсознанию, будто гадкая клубничная жвачка. И кажется, чем дальше, чем больше мыслей, тем вероятнее исход.
Все будет именно так.
Нет если ты не будешь ступать на швы между плитками между плитками и потушишь сигарету о свое бедро три три три раза 
Палила-ли-я - думает Лола. 
Как хорошо, что нога ничего не чувствует!..
Как много ночей, почему они наступают каждый день...

- В смысле, черт тебя дери, необратимы? - если можно кричать в полголоса, почти шепотом, то у Лолы получилось. - Что за... что за чушь ты несешь? 
Холодок бежит по хребту. Таллула с третьего раза берет чашку и делает большой, нервный глоток. Сжимает-разжимает кулак, чтобы унять дрожь. Нет. Нет. Только не это.
"Пожалуйста, не делай ничего такого, из-за чего либо ему, либо тебе придется немедленно встать и уйти. Он больше не вернется, а ты не сможешь ни уйти, ни встать."
- Ладно. Хорошо. О'кей. - Салливан шумно выдыхает и принимается нарезать вафли. Едва ли у нее получится съесть хоть кусок, но сам процесс занимает и позволяет не смотреть в лицо Сноу во время разговора. Голос ее тих. - Пациент - я. Не было никакой аварии... технически. Я пострадала во время проведения некоего ритуала. Ну, ты знаешь, во время какого. У реципиента был раздроблен таз и куча чего еще. И Бездна вдруг решила, что ноги мне больше не нужны. Я не согласна. Поэтому я здесь. 
Она наконец-таки поднимает взгляд и устремляет его в лицо Сноу, будто впитывая его мимику. Ей тревожно, ей важно знать, что он думает. Рукой она нашаривает трость под столом и протягивает ее Бриттону.
- Посмотри. Я в полной заднице. Глубже просто некуда. Я почти не могу ходить. Это, конечно, не метла, но тоже помогает.

0


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [29.03.2018] So can you name your demon?