В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [14.08.2016] Death's Head Tattoo


[14.08.2016] Death's Head Tattoo

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Death's Head Tattoo
Your death's head tattoo made me
Pray for the last one standing
Holding a loaded gun


Стрикленд, вероятно, считает, что бессмертный, потому что о той опрометчивости, с которой он бросается в самую гущу проблем, можно слагать легенды. Какой оберег подойдёт тому, кто слишком часто оказывается без одежды во имя высокой цели? Правильно, татуировка.

who
Адам Кромвель, Коди Стрикленд

where
Дом Кромвеля

0

2

Он начал готовиться за несколько суток, прекрасно осознавая, что нужно было дать себе больше времени, чем семьдесят два часа: забив холодильник жирной и калорийной едой, к восторгу Эвис каждый вечер заказывал пиццу на ужин, усилием воли запихивая в себя хрустящую корочку и высушенные в духовке (а вовсе не на солнце) томаты, и хотя организм отчаянно протестовал, непривыкший к таким ударным дозам фаст-фуда, Кромвель был убедителен и настойчив. Ему нужна была энергия, и достаточно ощутимое её количество, чтобы не рухнуть в обморок в процессе зачарования, когда магия незаметно вытянет из него все силы без предупредительного выстрела. Идеальным вариантом было бы постоянно поддерживать себя в адекватной физической форме, но он выбирал зазубривать материал в ночь перед экзаменом.

Адам с неудовольствием втягивал сквозь трубочку обжигающе-холодный подкрашенный жидкий сахар, сидя за липким от литров пролитого на него газировки столиком в МакДональдсе в окружении стайки щебечущих девчонок, от чьей болтовни он абстрагировался почти полностью, концентрируясь на своём стакане колы, и изредка одобряюще и невпопад мыча; до того как сдать Эвис на руки толпе подруг на выходные, Кромвель вызвался вывезти всю банду в царство бургеров и картошки фри, заодно набивая собственный желудок самой вредной пищей, которую смог найти. Банда всегда относилась к нему со снисходительной благосклонностью (вероятно, не последнюю роль сыграли татуировки и пожизненно действующее разрешение на ночёвку Эвис у друзей), и в этот раз предложила место за столом, что, как он догадывался, было жестом высшего расположения. Глядя на плотоядно улыбающегося клоуна с кроваво-красным ртом, мысленно перебирал имена особо выдающихся: Эйнсли, вместе с Эвис на драме; Джоди, они регулярно сообща совершают набег на магазин комиксов; София, они с Эвис в одной команде по нетболу. Трубочка упёрлась в кусок подтаявшего льда и отозвалась хлюпаньем; Кромвель отставил бумажный стаканчик, складывая руки, и оглядывая рыцарей прямоугольного стола:
- Значит, так. Власть не свергать, мёртвых не воскрешать, звонить сначала мне, а потом в полицию. Угу?
- За кого ты нас принимаешь, - возмутилась Эвис, отвлекаясь от горки картошки, из которой уже было построено подобие замка. - Мы всё провернём тихо, никто ничего не поймёт.
- Вы и тихо?
- Не веришь?
- Верю, верю, - судя по тому, как азартно загорелись глаза Эвис, его фраза была воспринята равно как оскорбление и вызов, а принимать вызовы Эвис Дженнифер Кромвель умела лучше прочих. Адам поднялся из-за стола, прихватив свой стаканчик. - Чао, бандиты.
Кулон на шее дочери оповестил бы о любых неприятностях гораздо раньше, чем она бы успела набрать его номер, но лучше было напомнить о правилах поведения в приличном обществе.

Дома в мастерской он ещё раз перебрал все баночки с краской, расставляя их сначала по цветам, затем по тону, чтобы в итоге смешать порядок, выстраивая их в одному ему (и то не факт) известной последовательности, и закурить, закидывая ноги на заваленный новыми эскизами стол; входная дверь была зачарована на распознавание Коди Стрикленда после того как тот второй раз потерял дополнительный комплект ключей от дома Кромвеля, - или говорил, что потерял, - поэтому главный ловелас Лондона был в состоянии впустить себя в дом самостоятельно, равно как и добраться до дальнего его угла. Стрелка на часах медленно подползала к одиннадцати.

+1

3

Запонки было жаль. Не столько из-за цены, хотя и стоила эта платиновая пара чуть побольше среднегодовой зарплаты менеджера средней руки, но важнее было то, что запонки были основательно зачарованы и не раз выручали. Парные предметы и работали в паре, так что когда Коди обнаружил, что правый манжет неряшливо распахнут и болтается неухоженной тряпкой, первым делом охватила легкая паника. Он машинально схватился за рукав пиджака, втайне надеясь, что зачарованный оберег зацепился лапкой за подкладку, но реальность его не пощадила - запонка пропала где-то в бурлящем водовороте лондонской жизни. Оставшаяся теперь могла быть разве что симпатичным сувениром или вложением какого-нибудь бомжа , если бы Коди Стрикленд занимался такого рода благотворительностью.
Ему катастрофически не везло с зачарованными мелочами, хотя всякий раз, как Адам вручал ему очередную безделушку, клятвенно уверял, - в первую очередь сам себя, - что вот на сей-то раз ни за что! Чтобы через месяц, три, в лучшем случае через полгода снова звонить, смущенно улыбаться и разводить руками при встрече - ну не шмогла я, не шмогла! Благо, действовали украшения только на владельца и для обнаруживших их случайно счастливчиков это были не более чем безделушки и бижутерия разной степени ценности, иначе он один усеял бы магическими атрефактами как минимум половину Сохо.
- Что делать, рано или поздно приходится снимать даже нательный крестик, - сетовал Коди, надевая очередной заговоренный браслет. - А таскать то паре колец на каждом пальце я тоже не могу, они мне нужны для работы.
Видимо, оценив, как на изящных ухоженных перстах будут смотреться бесчисленные кольца, Кромвель и выдал идею насчет татуировки. Которую Стрикленд обсмеял. Влет. Он и тату! Да это как тиара на слоне. Как пиджак от Армани на спившемся бюргере. Как... в общем, не сочеталось. Через полчаса разъяснений и часа обдумываний попросил взять тайм-аут на недельку и через день уже позвонил - если сделаешь что-нибудь необычное!
Ровно в назначенный час он вошел в хорошо знакомый дом, направляясь сразу в мастерскую, минуя столовую и гостиную, и возник на пороге, придирчиво повертев носом:
- А кофе так и не сварил? Правильно, у меня есть кое-что получше, - на стол поверх бумаг Коди водрузил бутыль виски, весело сверкая голубыми глазищами. - В качестве обезболивающего подойдет?

Отредактировано Cody Strickland (2017-11-21 08:42:31)

+1

4

С сомнением оглядев виски, мимоходом скользнув взглядом по этикетке, Кромвель поднял глаза, и во всей его позе читалось очень чёткое "нет".
- Я не пью за работой, а обезболивающее для слабаков.
Коротко постучал подушечкой среднего пальца по медленно тлеющей сигарете, сбрасывая пепел, благополучно промахиваясь мимо керамической пельницы в виде черепахи; смахивая его с эскизов, подался вперёд и вытянул пару листов из-под ног, не глядя протягивая их в сторону Стрикленда. Устроил окурок в пепельнице.
- Я знаю, речь шла о необычном, но я не хочу делать это совсем вслепую, а за меняющиеся картинки ты не доплачивал, - зная, что в духе Коди будет тут же потянуться за бумажником, он продолжил, не давая вставить ни слова. - Поэтому, вот. Это было основным направлением. Что-то оригинальное, но не бросающееся в глаза. Есть вариант в цвете, есть чёрный. Думай, я за кофе.
На деле вариантов было намного больше. Полагая, что у него на самом деле есть неделя, о которой говорил Стрикленд, первый день поисков эскиза Адам провёл занимаясь чем угодно, кроме поисками эскиза, чтобы впихнуть весь мыслительный процесс в те двадцать четыре часа, которые оставались до назначенного им же самим времени. Можно было бы сдвинуть на шесть дней вперёд, давая себе эту неделю на раздумья, чтобы подойти к вопросу более обстоятельно, но Кромвель хорошо работал в сжатые сроки. Вся пачка изрисованных листов была тщательно рассортирована и убрана в тёмно-бордовую папку на столе, щедро присыпанную сверху новыми вариантами, которые он наспех нацарапал сегодня утром. Переданные Коди листы были его лучшими работами на настоящий момент, но в игру вступал фактор размытого техзадания, из которого он вполне мог почерпнуть совсем не то, что хотел клиент. С друзьями было проще, но ненамного.
Спустив ноги со стола, Кромвель поднял почти доверху забитую окурками пепельницу, составившими новый черепаший панцирь, чтобы по пути на кухню избавиться и от лишнего мусора, но остановился, проходя мимо Коди. Сжав его запястье, вынудил поднять руку на уровень своего лица, и пристально оглядел манжеты.
- Коди Бенджамин Стрикленд, ты опять проебал запонки.

+1

5

- Похоже на вызов! - ярко-голубые глаза Стрикленда сверкнули искрой азарта и обиды одновременно и тут же заискрились предвкушением и любопытством, обращаясь к эскизам. Широкая натура никак не могла определиться насчет цветного и монохромного варианта, не говоря уж о выборе более детальном. Перебирая листы, он то возвращался к уже просмотренным, то, будто забыв о них, листал дальше с большим и совершенно неподдельным интересом, пытаясь представить тот или иной рисунок на себе. Получалось откровенно так себе, слишком уж радикально и непривычно.
- Запонки? - Коди оценивающе оглядел накрахмаленный жесткий манжет, на котором сверкал вызывающе нескромный сапфир, и кивнул, изобразив на лице гримасу вселенской печали. - Сам не знаю, как так вышло, это были мои любимые. И не только потому, что ты с ними работал. Вернее, поэтому. То есть, это одна из причин... - он выдохнул с отчаянием, махнув рукой на дальнейшие словесные экзерсисы. - В общем, Адам, на будущее запомни: запонки - это чертовски ненадежная вещь для зачаровывания. Ты шел за кофе, - моментально выявив "виновного", переведя стрелки и обеспечив заданием, Стрикленд с очаровательнейшей улыбкой вывернулся из дружеского захвата и снова вернулся к изучению эскизов, вольготно расположившись в освободившемся хозяйском кресле. Когда Кромвель вернулся с дымящейся туркой и чайной парой на подносе, на столе поверх всех залежей красовались отобранные Коди три варианта:
- Что-то среднее между этими. С мертвой головой, но не настолько мрачно. И в легком, почти прозрачном цвете. Знаешь, такое... - он поморщился, прищелкивая пальцами и подбирая слова для выражения своего пожелания, - графическое, но с акварельным эффектом.

+1

6

Пока он возился на кухне с кофе, время перевалило за четверть двенадцатого. За то бесчисленное количество раз, которое он, как хозяин дома, готовил кофе для Стрикленда в качестве гостя, Адам успел выучить тот очень чёткий порядок действий и не менее чётко отмерянное количество ингредиентов, который требовал кофе-для-Коди. Для не-алхимика он был удивительно сильно повёрнут на дозировках, но при несоблюдённых инструкциях его встречали оскорблённые глаза, с пытливым разочарованием заглядывающие в самую душу, и поэтому Кромвель покорно делал то, что от него требовалось. Иногда казалось, что Коди Стрикленд недалеко ушёл от щенка: и тот, и тот мог с одинаковым успехом давить на жалость трогательной мордой, неизменно добиваясь желаемого. В плюс этому, Адам бы простил, - и прощал, - потерянные артефакты и щенятам, и Стрикленду, с одной лишь только разницей, что последний, скорее всего, оставил их в будуаре какой-нибудь очередной прекрасной дамы в погоне за тем, за чем в настоящий момент времени гнался, будь то разовый секс или тайная информация. Не удивился бы, если бы узнал, что гнался за обоими одновременно.

Кромвель устроил поднос на краю стола, сдвину бордовую папку и новую батарею баночек с краской. Налив кофе в чашку, передал её Коди, вставая у него за плечом, и глядя на эскизы. Горячий кофе почти обжигал сквозь тонкие стенки.
- Да, знаю. То есть, совместить вот этот и этот, - он подбородком кивнул на рисунок с молью и на соседний, с более абстрактными узорами, которые могли бы удачно обвить тельце насекомого, оттеняя его, если изменить буквально несколько незначительных элементов. - Ты по-прежнему хочешь под лопаткой? Где-то с ладонь или больше?

+1

7

Поднимавшийся от чашки аромат дразнил обоняние и последний кусочек пазла занял свое место в картине под названием "В гостях у Адама". Правильный кофе, правильная компания, нередко удачные советы и в совокупности - приятное место, где Коди по-своему набирался сил, отдыхая душой от сверкающего мишурой светского круга и светских же обязательств. Глупых, по сути своей бессмысленных и формальных, но чертовски важных с точки зрения всякого, кто переступает условную границу под названием "Высший Свет".
Он с удовольствием пригубил горячий кофе, придирчиво разглядывая собственноручно отложенные им эскизы с таким видом, словно видел их впервые и не сам только что озвучил Кромвелю свои пожелания.
- Под лопаткой. А ты полагаешь, на заднице было бы уместней? Помещай оберег поближе к той части тела, которую надо чаще всего спасать? - Стрикленд заливисто и легко расхохотался, задрав голову и сверкая на Адама сверкающими смеющимися глазищами. - Пусть будет под лопаткой. С ладонь? - повертел перед собой кистью, примеряясь. - Да, с ладонь. Если будет больше, то я буду похож на парня из Якудзы, а это не в моих интересах. Да, вот еще, - чашка, приблизившаяся было к чуть пухлым, выразительным губам, замерла на полпути, не достигнув цели, - сделай череп на спинке более выпуклым? Выразительнее, - Коди был в шаге от того, чтобы затребовать еще и бриллианты в глазницы, но здравый смысл подсказал, что воплотить задуманное Адаму будет затруднительно, а если тот и выкрутится, вживив пару брюликов под лопатку, то сам Коди в первую же ночь проклянет свой креатив.
Сделав-таки пару обжигающих глотков, Стрикленд с тихим стуком отставил чашку на стол и поднялся с места, поворачиваясь к Кромвелю и принимаясь развязывать стального цвета галстук:
- Сколько времени займет? У меня приглашение на ужин ближе к полуночи. Ничего такого, чего нельзя было бы отменить, но о подобном желательно сообщать заранее, это полезно для репутации, - галстук упал на спинку кресла. Коди сверкнул обворожительной улыбкой. - Я готов, детка, сделай мне больно.

+1

8

Не поперхнуться горячим кофе помогла многолетняя выдержка и достаточно длительное знакомство со Стриклендом и его чувством юмора: без этой комбинации капли кофе бы уже давно растекались по кромвельской футболке, и по той пачке эскизов, разбросанной по столу. Адам скрыл улыбку, чуть отворачиваясь, поднося чашку к губам, и не глядя на Коди. "Уточни, что именно спасать."
- Выпуклым. Хорошо, - пробежавшись пальцами свободной руки по выстроенным в неровные ряды баночкам краски, он легко оттолкнул несколько в сторону: охра (золотистая, тёмная, красная), умбра жжёная, индийская жёлтая. Наткнувшись на обжигающий хуже только-только снятого с плиты кофе взгляд прозрачных голубых глаз, после секундных раздумий подтолкнул следом баночку индиго. - Тогда оно будет совсем чуть больше ладони.
Адам отставил чашку, на глаз отмерил три-четыре сантиметра между указательным и большим пальцем, и приложил их к раскрытой ладони, демонстрируя примерный размер будущей татуировки.
- Для того, чтобы сделать её более выпуклой, нужна будет дополнительная тень, а если рисунок будет слишком мелким, через несколько лет оно расплывётся, и будет некрасиво. А теперь снимай рубашку.
Он немного поспешно отвернулся обратно к столу, когда гость избавился от галстука, не видя необходимости в дальнейшим надзором за разоблачением Коди Стрикленда. Окончательно отобрав необходимые цвета, достал иглы и перчатки, целиком концентрируясь на методичности подготовки к сеансу, и ставя мысленные галочки напротив каждого пункта в хронологическом порядке. Собрал волосы, убирая подальше от лица.
- Больно будет, обещаю. Часов шесть подряд. Потом перерыв. И ещё где-то четыре. И на следующей неделе приходи доделывать. - Кромвель чуть обернулся на жертву артефакторических экспериментов через плечо, заряжая иглу для контура в машинку. - Я бы на твоём месте отменил... мммм... "ужин". Спина будет ныть.

+1

9

- Наблюдать работу мастера - сплошное удовольствие, - проурчал Коди с легким придыханием, с прозрачной полуулыбкой наблюдая за приготовлениями Кромвеля к таинству и задумчиво прошелся подушечками пальцев по ряду пуговиц на рубашке, прежде чем остановился на верхней, расстегивая ее изящно-небрежным движением. Та же участь постигла и следующие, одну за другой, причем щеголь как бы невзначай после очередной расстегнутой пуговицы растягивал в стороны планки, обнажая и выставляя на обозрение сначала ямочку между ключиц, следом полоску груди, покрытую обманчиво-ровным безупречным бронзовым загаром, который ни за что не получить в сыром лондонском климате, тренированный крепкий, чуть впалый живот, словно подготавливая зрителя к главному блюду.
Жемчужного оттенка рубашка соскользнула с плеч и повисла на локтях, пока Коди неторопливо расстегивал свои пресловутые запонки. Камни в руке сверкнули прозрачным синим, слишком сильно перекликающимся с цветом глаз владельца, чтобы считать это случайным совпадением, и с тихом, суть царапающим звуком металла по фарфору перекатились на блюдце, на котором недавно стояла чашка поданного хозяином дома кофе. Стрикленд встряхнул кистями, расправляя освободившиеся манжеты, и вытянув полы рубашки из-под ремня, наконец позволил ей окончательно соскользнуть тем продуманным небрежным манером, когда ставший на время ненужным предмет одежды должен красиво упасть на пол за спиной хозяина. Уголки рубашки едва не достигли благополучно темного паркета, когда Коди подхватил ее и широким жестом бросил на спинку кресла, поведя загорелыми плечами:
- Считаешь? - в голосе звенели легкие, как весенняя капель, нотки сомнения, но на экспертное мнение имело смысл положиться, чтобы не потерпеть фиаско из-за собственной самонадеянности. Выудив из кармана брюк смартфон, он быстро набрал явно заготовленное заранее для подобных "экстренных" случаев смс и отложил аппарат на стол, рядом с блюдцем с запонками. - Кстати, насчет "сделать мне больно" я пошутил. Итак... куда мне сесть? Или лечь?

+1

10

Не отвлекаясь от абсолютно бессмысленного на деле перебора банок с краской и листов трансферной бумаги, Кромвель указал на высокий тёмно-зелёный диван у стены, переоборудованный как раз для таких целей; не сведущий в подобных делах, Коди вряд ли заметил бы, что все его действия были, во-первых, ненужными, и во-вторых, абсолютно механическими, чтобы занять руки, "поймать волну". Отвлечься от устроившего стриптиз Стрикленда.
Если Адам и знал про него что-то, так это то, что Коди Стрикленд никогда ничего не делал просто так, и устроил репетицию вступления к отменённому ужину он тоже не случайно. Соглал бы, если бы сказал, что вышибающий двери шарм Стрикленда на него не действует; несмотря на то, что он был, в первую очередь, партнёром, другом, почти братом, подобные махинации ощутимо выбивали Адама из колеи, и Коди это прекрасно знал. Кромвель с отрешенным видом потёр переносицу костяшкой указательного пальца, и занялся переводом окончательного варианта рисунка на кальку, давая Стрикленду время устроиться на заранее освобождённом от хлама диване. Красив, чёрт. Красота и продуманность - чертовски опасное сочетание в женщинах, редкое - в мужчинах, и убийственное - в Коди.

К рутинному процессу зачарования он подготовился даже больше, чем ожидал сам от себя. Убрал всю мастерскую с особой тщательностью, хотя и без того перетряхивал её каждые выходные, добиваясь если не стерильности, то максимальной чистоты, помогавшей думать, озаботился соответствующей пищей, против которой желудок продолжал активно выступать, по сотне раз передалал эскизы, подобрал краски, в последний момент всё равно передумав. Нервничал, до сих пор нервничал, что что-то пойдёт не так, потому что процесс зачарования татуировок подразумевал под собой одновременно физическую и магическую выкладку, и присутствие при этом посторонних, что всегда нервнировало Кромвеля больше, чем было разумным. Даже присутствие друзей. Тем более друзей.
Он подтянул стул к дивану, лишённому подлокотников, и капнул на спину Стрикленду антисептический гель, принимаясь растирать его ладонями, особенно в районе лопаток, в месте преполагаемой татуировки.
- Я уверен, что ты в состоянии потерпеть такую боль, это не конец света.
"Где этот чёрт успел так загореть? Солнца не было всё лето."
- Но если будет совсем больно, можешь держать меня за, предположим, колено. Руки заняты будут.
Покончив с гелем, он вытер ладони бумажными полотенцами, которые отправились в мусорное ведро.
- Жди минут десять, пока впитается, потом переведу контур. И если у тебя ещё остались какие-то вопросы по процессу, лучше задавай сейчас.

+1

11

- Я в состоянии потерпеть многое, хоть ты наверняка так и не думаешь, - Коди скрестил руки под подбородком, растянувшись на жесткой кушетке и устроился с максимально возможным в условиях мастерской комфортом. Он всегда получал максимум от возможного, привык к этому, как привыкают ко всему хорошему, и не намерен был жертвовать собственным комфортом ни в коей мере. В понятие "комфорта Коди" входило немало пунктов и пунктиков, часть из которых оставалась незамеченной стороннему наблюдателю, а часть, как, например, незначительные явно сексуальные провокации могли ощутимо выбивать из колеи, давая Стрикленду возможность лишний раз не только потешить свое сверхчувствительное и не менее сверх раздутое эго, но и здраво оценить степень собственного шарма и привлекательности, чтобы в случае фиаско иметь возможность проделать работу над ошибками и скорректировать поведение в ту или иную сторону. Правда, до сих пор коррекции не требовалось, его шарм вместе с ним чувствовал себя на миллион фунтов, но в его деле надо быть готовым ко всему. Кроме того, наблюдать очевидное смешение чувств Кромвеля было приятно - Коди чувствовал таким образом хоть и маленькую, но власть над  ним. А что пьянит сильнее власти?
Насмешливый ярко-голубой взгляд полоснул через плечо по лицу Адама, когда тот то ли в шутку, а то ли на полном серьезе предложил держаться за колено. У Стрикленда на языке моментально завертелся пяток ответов самой разной степени пошлости, каждый из которых был бы гораздо более жесткой провокацией, нежели невинный, по его мнению, недостриптиз, но к чести своей провокатор тонко улавливал, когда пора надо остановиться. И момент, определенно, был не за горами, так что Коди удержал комментарии при себе и приподнялся на локтях, едва заметно поежившись от ощущения прохлады на коже от испаряющегося спирта:
- По процессу вопросов нет. Но мне бы хотелось попросить еще об одном. Добавь в чары, чтобы рисунок татуировки особенно не запоминался тем, кто его увидит. Не знаю точно, для чего именно, но мне вдруг пришло в голову, а ты же знаешь, что я обычно доверяю интуиции.

+1

12

- Хорошо.
Получив необходимые указания, Кромвель с головой погрузился с работу. Удостоверившись, что гель впитался, тщательно перевёл рисунок под лопатку, пользуясь этим временем, чтобы очистить голову от ненужных мыслей, клубящихся в ней, избавиться от всех посторонних влияний, оставляя только непосредственную цель их сегодяшней встречи, и то, как эту цель нужно будет достигать. Маленькая передышка перед непосредственным началом. Смяв ставшую ненужной трансферную бумагу, и отложив карандаш, натянул пару чёрных нитриловых перчаток, берясь за машинку.
- Не отвлекай, - напомнил негромко, обозначя точку отсчёта.
Когда игла прошила кожу у самого края крыла моли, Кромвель столкнул с губ первую пару слов, еле слышно, себе под нос , никогда не делая свои чары достоянием общественности. Это было чем-то очень личным и интимным: процесс зачарования был своеобразным таинством, временем, когда он мог побыть исключительно наедине с самим собой, и вложить в свои артефакты то, что хотел, что должен был, без посторонней мишуры, оплетавшей его существование за пределами мастерской. Кромвель никогда не продумывал чары заранее, отдаваясь воле момента, делая так, как считал нужным в этй самой точке времени, потому что именно такое спонтанное искренее заклинание действовало лучше всего, и магические нити, оплетавшие его создания, не рвались.
Мир за пределами холста под руками перестал существовать. Он аккуратно следовал нарисованному карандашному контуру, и в татуировку вместе с чернилами впитывались чары.
Чаще всего кромвельские чары напомнали набор слов. В зачаровании он в первую очередь оперировал образами и ассоциациями, которые складывались в необходимую картинку, и служили той цели которой должны были; избeгал цельно построенных предложений, потому что они были рельсами, которые уже проложил кто-то до него, подчиняющимися правилам грамматики и вообще - правилам, в то время как облечённый в слова поток сознания принадлежал только ему, и он мог вылепить из него всё, что хотел. В его голове слова оживали. Каждое имело вес, разнящийся от значимости этого конкретного слова в этой конкретной мысли, форму, иногда цвет, запах, вкус. Основывался на ассоциациях, и те уже тащили за собой образы. Почти видел, как слова срываются с губ, становясь целостной магией, опутывая Коди в плотный защитный кокон; возможно, немного тесный, но надёжный. Чтобы не вспороть лезвием и не прострелить насквозь. Не ранить чужим проклятием, брошенным Словом, не позволить яду впитаться. Чтобы отталкивало любое зло.
- Camminando nella valle delle ombre scia del male intrecciato da nessuna parte proteggimi dalle avversità frizioni metallo zanne metallo  da non perdere lasciando i muri eretti e il ponte è sollevato e non tirare disgrazia e morte illusione occhi che non vedono la verità  vero per mille serrature custodire catene forti mantenere la custodia...

Пальцы, крепко сжимающие машинку, начали отчаянно ныть к концу первого часа, когда он начал тяжелее ронять слова зачарования. Отстранившись, Кромвель отложил машинку на столик рядом с диваном, и аккуратно стёр чистой салфеткой выступающие капли крови со спины Стрикленда. Он поднялся со стула, отошёл к столу, по пути выбросив испачканную салфетку (кровавые артефакты - одни из самых сильных), взял стоящую на ней бутылку воды и с третьей попытки открутил крышку ослабевшими чуть подрагивающими пальцами. Сделав несколько жадных глотков, медленно поставил бутылку обратно, глубоко бесшумно выдыхая.
- Перерыв. Раньше, чем планировался, - Адам с усилием несколько раз сжал и разжал пальцы. - Сильно раньше.
Думать, что он будет в состоянии работать шесть часов подряд, было слишком самонадеянно. Снова и снова забывал, что запас магических сил сильно ограничен, и в разы меньше, чем был пятьдесят лет назад, и магия неделикатно напоминала ему об этом, отдаваясь тянущей головной болью и дрожью в руках. Кромвель встряхнул кистями. Каждый раз было хуже и хуже.

+1

13

Едва машинка загудела, Коди инстинктивно напрягся, внутренне подготавливая себя к как минимум неприятным ощущениям. Какой интенсивности боли следует ждать, он не знал, но интуиция подсказывала, что протыкать кожу иглой в течение нескольких часов подряд - процедура весьма болезненная. Он послушно затих, утыкаясь лбом в сложенные перед собой руки и на всякий случай прикусил губу, неслышно нашептывая заговор от чрезмерной боли, но вскоре прекратил тратить силы. Боль была вполне терпимой. Для того, чтобы уснуть под иглой, разумеется, речи не шло, но спустя чуть более чем полчаса работы Стрикленд поймал себя на том, что, во-первых, участок кожи, по которому ходит игла, значительно онемел и от воздействия ощущается разве что легкое покалывание, а во-вторых, он откровенно заскучал: отвлекать невнятно бормочущего за спиной заклинания мастера было чревато, а он по неопытности не захватил с собой даже газеты. Да что там, даже смартфон остался на столе. Коди бесшумно выдохнул и принялся пересчитывать стежки на швах диванной обивки.
Жужжание машинки прекратилось так неожиданно, что он еще несколько секунд не двигался и не поднимал головы, ожидая продолжения. Которого не последовало. По припухшей и онемевшей спине мягко скользнула салфетка и Стрикленд приподнялся на локтях, оценивающе глядя на заметно побледневшего и осунувшегося Кромвеля. О том, как магия вытягивает силы, он знал не понаслышке, но никогда не пытался зачаровывать артефакты и потому не мог бы поручиться, что знает наверняка, что сейчас испытывает друг и соратник.
- Обещал шесть часов подряд, а хватило на часик с прелюдией? Шучу, шучу, прости. Я не тороплюсь. Совсем нет, - он с интересом попытался заглянуть через плечо в надежде разглядеть рисунок на спине. - Так что отдохни. Поешь. Я подожду, у меня нет цели загнать тебя, - процесс разглядывания того, что творилось под лопаткой не увенчался успехом и Коди уселся на диване, обхватив себя руками и проведя ладонями по обнаженным плечам. - Как насчет того, чтобы заказать пиццу? С двойным сыром. Тебе явно нужны силы.
Коди поднялся с места и подошел к столу, активируя экран прикосновением пальца:
- Кстати, можно посмотреть, что получается, или это не в правилах? Просто я умираю от любопытства.

+1

14

Кромвель невесело дёрнул уголком губ в ответ на шутку, снова прикладываясь к бутылке воды, не комментируя, и глядя на свою правую руку, повёрнутую ладонью вверх, со смесью раздражения и разочарования. Стянул перчатки, отправляя их в мусорное ведро. Медленно сжал кулак, перевернул руку тыльной стороной, разжал, глядя на кольцо и на браслет, удерживающие кости вместе, сшивающие сухожилия, возвращая чувствительность. Пальцы слушались, но с полусекундной заминкой, словно мозг не успевал реагировать на посылаемые в него полуиллюзорные сигналы, и тихо ныли от того, с какой силой Адам сжимал ими машинку. Сняв с крючка звякнувшую связку ключей, отпер одним из них верхний ящик стола, и достал из него простое деревянное кольцо, надевая его следом за кольцом на среднем пальце правой руки. Пальцы перестали неметь почти сразу. Кромвель обернулся на Коди.
- Закажи, если хочешь. Я не буду.
От одних мыслей о еде, которую он в себя насильно запихивал последние несколько дней, начинало мутить.
- И руки от спины убери. Если хочешь посмотреть, в ванной есть зеркало. Сфотографируй спину на память, - Кромвель улыбнулся. - Скоро контур начнёт заполняться цветом, и в таком виде ты его больше не увидишь. Я.. пойду налью ещё воды.

Вторая ванная, почти вплотную прилегающая к комнате Эвис, была отдана ей в личное пользование. Чистое зеркало без брызг зубной пасты, пара-тройка флакончиков духов, череда склянок полуалхимического назначения, - Эвис объявила, что собирается сделать шампунь, отвечающий за безболезненное перекрашивание волос в разные цвета в качестве проекта по химии в школе, - тёмно-зелёные полотенца, тщательно подобранные ей в цвет плитки в ванной. Адам неловко наклонился над унитазом, расставаясь с остатками завтрака в МакДональдсе.
Он явно вложил в татуировку Стрикленда слишком много сил из тех жалких запасов, что у него ещё оставались.

Плеснув в лицо водой, и убедившись, что зеленоватый оттенок кожи не спешит его покидать, вернулся в мастерскую, прихватив с кухни ещё несколько бутылок воды. Одну из них наполовину выпил по пути.
- Ну что, успешно? Готов продолжать?

+1

15

Всплывшая было страничка крупной сети пиццерий была тут же свернута, едва Адам отказался от дозаправки, и Коди пожал плечом, всем своим видом показывая принятие такого решения: как скажешь, приятель. Ему самому есть не хотелось абсолютно, но даже если бы голод начал одолевать сверх меры, выбор был бы точно не в пользу итальянского фастфуда. Вот от порции доброго куска стейка с кровью он бы не отказался. Может, имело смысл предложить Адаму именно кусок мяса, а не теста с сомнительной начинкой? Решив, что проще будет после вытащить Адама в какой-нибудь приличный ресторан, чем пытаться сейчас угадать, как и чем подкрепить уходящие на него силы, Коди прицельно бросил смартфон на диван, чтобы он в очередной и вполне предсказуемый уже прилив скуки был под рукой, и показательно поднял перед собой раскрытые ладони:
— Убрал. Даже не прикоснулся. И да, черт, еще как хочу! — насвистывая, он ворвался в ванную при мастерской локальным тайфуном, едва не сметая с пути неудачно подвернувшуюся под ноги корзину с бельем и разворачиваясь спиной к мутноватому и покрытому белесыми разводами зеркалу.  Как Адам умудряется бриться в подобное по утрам, Коди решил не анализировать, хоть и мелькнула шутливая догадка о причинах частой небритости последнего.
Под лопаткой красовалось обширное припухшее красное пятно, контур которого повторял темнеющий на коже абрис. Крупное тело насекомого с довольно приличным размахом крыльев и уже узнаваемыми очертаниями черепа на спинке должно было показаться чужеродным и непривычным. Должно было. Но отнюдь не казалось. Напротив, Стрикленд поймал себя на том, что это пятно на спине вписалось чертовски удачно, добавляя свою особенную изюминку в его тщательно продуманный образ. Вживляемая в кожу магия жгла и кусала, ворочаясь и приживаясь, чтобы до конца его дней нести в себе чужое волшебство. С артефактами было не так. С ними все казалось много проще и так легкость, с которой Коди относился к периодическим их утратам служила явственным подтверждением. Татуировка меняла если не все, то многое. Меняла подход и в целом производила впечатление чего-то основательного и фундаментального. Серьёзного, навроде предложения руки и сердца. Коди повел плечоми и череп словно подмигнул пустой глазницей: все серьезнее некуда, дружище.
Оберег, рождаемый в боли, его и мастера, просто обязан быть сильным, ведь он фактически закреплен кровью. Тёмные капли сдержанно поблескивали между прорисованными линиями контура. На заполнение цветом уйдёт ещё несколько часов, он успеет пронаблюдать едва ли не каждую новую деталь, каждый новый оживающий оттенок. И это ожидание возбуждало азарт: скорее бы!
Он вернулся в мастерскую с горящими глазами, сияя, как мальчишка в предвкушении праздничного угощения и с готовностью растянулся на диване, беря в руки сматрфон:
-Я не стал фотографировать. Хочу сохранить все в памяти, так интереснее. Я готов. Адам, - обернулся через плечо, обеспокоенно всматриваясь в лицо друга, - если будет слишком тяжело, не загоняй себя. Не обязательно пытаться уложиться за один сеанс, ты важнее скорого результата, а я вполне могу подкорректировать ближайшие планы.

+1

16

- Не люблю растягивать зачарование. Теряется эффект "здесь и сейчас".
Заметив снова выступившую кровь, Адам промокнул её чистой салфеткой, и осторожно провёл рукой по спине Стрикленда рядом с татуировкой, чувствуя тепло тела под пальцами. Задержал ладонь между лопатками, еле ощутимо надавив, и отстранился, не давая воображению увести его туда, куда не нужно было. Смазав невидимые следы своей ладони салфеткой, выудил новую пару перчаток, и вооружился машинкой, прекращая думать вообще; аккуратно пошевелил внутренний магический костёр, отозвавшийся вялыми всполохами бледных искр. Наклонившись над рисунком, он вернулся к работе.

Следующие два часа Кромвель тщательно и дотошно зачаровывал каждый миллиметр татуировки, постепенно приобретающей цвет; по меньшей мере десяток раз поменял краску, заливая контур, выпил обе бутылки воды, чувствуя, как нещадно пересыхают губы, сходил на кухню за третьей. Почти прикончил и её, когда понял, что недоделанная моль с простым базовым цветом на левой стороне смотрит на него пустыми глазницами черепа в ответ. Моргнув, Адам оторвал машинку от кожи, и утёр выступивший на лбу пот тыльной стороной ладони. Несмотря на кондиционер, поддерживающий в помещении комфортную температуру, ему было душно, и не хватало воздуха. Шумно выдохнув, Кромвель тяжело поднялся, и отложил инструменты на стол. Опёрся о него ладонями, глядя в баночки с краской: названия грозились перепрыгнуть с одного на другого, путаясь и путая его. Нашарив в верхнем ящике стола пачку сигарет, зажал одну в зубах, и привычным жестом щёлкнул пальцами, бормоча Слова.
- Кончил и закурил, - Кромвель повернулся на каблуках, на всякий случай продолжая ненавязчиво держаться за стол. - Не шесть часов, да, но хотя бы три. В общей сложности и с перерывами. Радует то, что мне больше не надо никого ничем впечатлять, я слишком стар, - он глубоко затянулся, опираясь бедром о стол, и дёрнул плечом. - Я всё же хочу доделать цвет сегодня. - Пальцы коротко и мелко дрогнули, когда Адам оторвал сигарету от губ, выдыхая дым в потолок. - Но чуть позже.

+2

17

Он старательно не двигался и не отвлекал Адама от процесса, отчетливо понимая, что это необходимо им обоим: Кромвелю крайне нежелательно сбиваться с выбранного настроя и потока Слов, ровной, хоть и не разборчивой песней льющихся с губ и спивающихся в спину покалывающе-раздражающей недоболью, растворявшихся под кожей, замаскированные под частички краски. Что до него, то неискушенному Стрикленду казалось, что любое неосторожное движение с его стороны повлечет за собой осечку, сбившуюся линию и испорченный рисунок. Ни одно из воображаемых им последствий не стоило того маленького неудобства, которое влекло за собой вынужденная добровольная неподвижность.
Коди быстро нашел себе занятие, уткнувшись в смартфон и погружался попеременно то в прочтение новостей, то разобрал, наконец, давно требующей этого почтовую переписку, нимало не волнуясь о конфиденциальности - погруженному в процесс Адаму было наверняка не до того, чтобы читать личную почту друга, заглядывая перед плечо. А сам Стрикленд в очередной раз подтвердил сам себе, что невозможность отвлечься невольно подталкивает заняться теми не первейшей важности делами, которые постоянно откладываются назавтра.
Он как раз закончил очередное письмо, когда жужжание машинки, с которым он почти сроднился, затихло больше, чем на минуту, а Кромвель, тяжко выдохнув, поднялся с места. Отправив письмо, Коди уронил смартфон на подушку и, приподнявшись, с веселым прищуром взглянул на Кромвеля, скрывая беспокойство за улыбкой и неприлично густыми для мужчины ресницами:
- Ты просто жеребец, старина. Лично я впечатлен и весь высший свет об этом узнает. Или не узнает, что вернее - тех, кто меня особо впечатляет, я запираю в башне и сажаю на цепь. Хочешь в башню? - хохотнув, он легко поднялся с дивана и потянулся, расправляя и разогревая уставшие за двухчасовую почти неподвижность мышцы, после чего сам потянулся к почти пустой бутылке с водой. Приложился к горлышку, он жадно допил оставшиеся несколько глотков и, оглядевшись, махнул пустой бутылкой и направился к кухне:
- Я принесу еще. Кстати, я бы не отказался от маленького перерыва с чашкой кофе. Тебе он, думаю, тоже совсем не повредит. И я все еще уверен, что тебе следует перекусить, - последняя фраза донеслась уже откуда-то из недр кухни. - Эй, в прошлый раз тут было зеркало, разве нет?

+2

18

Едва Коди покинул пределы мастерской, Кромвель осел тяжелей, позволяя себе крепче ухватиться за стол, перенося часть веса на руки, и плотно зажмурится на несколько секунд. Вслепую стряхнув пепел себе под ноги, он добрался до дивана, всё время держась за тот или иной предмет мебели, стараясь избегать моментов, когда его рука не нашаривала ничего, кроме воздуха, потому что тогда он терял равновесие, и опустился на него, вытягивая ноги и откидывая голову на спинку. Выдохнув, затянулся снова, рассматривая застывшую перед глазами картинку недоделанной моли под лопаткой Коди. Не думать о его спине сложно, но Кромвель старательно мысленно перегоняет краску из одной половины моли в другую, отвлекаясь от его плечей, лопаток, поясницы. Курил, собирал остатки магии по крупицам, не думал  о том, как красиво эта спина смотрелась бы в его постели.
Чёртов провокатор.

- Не было там зеркала, не было. И магия иллюзий - не моя специальность, - Адам почти не повышал голос, потому что это потребовало бы больше сил, чем у него сейчас было. Он чувствовал это, как чувствовал опустевший сосуд внутри, не торопящийся наполняться снова, и отдающийся глухим звоном. Не был уверен, что Стрикленд его услышал, точно так же как не был уверен, что Стрикленду действительно нужен его ответ. - Посмотри, есть ли в... холодильнике...
Кухня отозвалась радостным звоном и шуршанием, сквозь которые его голос точно бы не пробился.
- К чёрту.
В конце концов, он делал то, что должен был, пока мог. Остальное неважно.

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » [14.08.2016] Death's Head Tattoo


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC