В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE PLAGUE I [10.01.2018] Cure For The Itch


THE PLAGUE I [10.01.2018] Cure For The Itch

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Cure For The Itch


Крысы, чёртовы крысы. Уставив собственный дом количеством артефактов, поражающим воображение, и призванным защищать его от хвостатой напасти, Кромвель перешёл на дома друзей.

who
Адам Кромвель, Коди Стрикленд

where
Дом Коди

0

2

- Этот давно давно пора было заменить. - Кромвель стянул с плеч рубашку, оставшись в футболке, аккуратно обернул в плотную клетчатую ткань гудящую и ощутимо разгорячившуюся в руках статуэтку, и снял её с полки, старясь не коснуться обжигающей и низко гудящей бронзы, так, словно он держал не маленькую фигурку лошади размером не больше ладони, а корабельный колокол. Скрутив из рубашки узел, сбросил на пол, давая фигурке уняться. - Оно собрало в себя всё, что могло собрать. Скольким ты успел перебежать дорогу за последний месяц?

Он провёл все выходные, запершись в мастерской, о чём говорил помятый вид, похожие на воронье гнездо волосы, в которых запуталась добрая пригоршня листьев, и преследовавший его терпкий травяной запах, в котором легче всего было распознать мяту, бившую в ноздри слишком очевидно; к ней примешивался ещё десяток не таких резких нот, но то, что Кромвель снова с головой ушёл в травничество в новых артефактах было очевидно. Как и то, что зима была самым неудачным для этого времени, но у него были свои пути.
Статуэтка перестала гудеть. Адам на пробу толкнул её носком ботинка, чтобы убедиться.
- Теперь рассказывай про крыс, - он скрестил руки на груди, блеснув по меньшей мере десятком колец. - Как давно? Где конкрентно? Кухня, ванная, гостиная?

+3

3

- И спальня, - красивое лицо Стрикленда исказила гримаса отвращения. Он отвел взгляд от ставшей бесполезным куском бронзы статуэтки и обвел рукой пространство вокруг себя, обрисовывая габариты своего пентхауса. - Что это за твари, Адам? Крысы в  Найтсбридж? Это нонсенс, я уж не говорю о том, как они пробрались сюда? Как? - на сей раз палец Коди уткнулся в верхний угол лестницы, ведущей на второй уровень квартиры. - Когда в прошлый уикэнд миссис Кадони заявила, что видела крысу в холле, я решил было, что старушка подвинулась рассудком. Но сегодня эта дрянь сидела на моей постели, когда я вышел из ванной. На постели, Адам, ты представляешь?! - возмущение и эмоциональный накал в интонациях Коди достигли апогея и в голосе прорвались визгливо-истерические нотки. Сам уловив недостойный его тембр, Стрикленд утих, кашлянул и повторил уже спокойным, привычным тоном, глядя Кромвелю в глаза. - Отличное белье из египетского хлопка на выброс. Я звонил в дератизацию и мне сказали, что мой вызов уже пятнадцатый за час, и десятый из Найтсбридж. Уверяю тебя, не ты один хочешь побольше о них знать, но все, что я могу... - печальный взгляд снова метнулся к лестнице, - это сказать, что они большие, черные, быстрые. И... не считай меня идиотом, но мне показалось, что одна из этих тварей просочилась через стену, когда удирала из гостиной.
Отслуживший свое артефакт был позабыт прочно и бесповоротно. Стрикленда сейчас волновало нашествие хвостатой мерзости и утонченный щеголь уже мысленно сжег как минимум весь свой гардероб, а как максимум - всю квартиру, чтобы очищающий огонь не оставил никаких воспоминаний о крысах. Ну, а потом, разумеется, можно и переехать.

Отредактировано Cody Strickland (2017-11-24 19:24:11)

+2

4

За одно он был Стрикленду безмерно благодарен: после инцидента на вечеринке в честь Нового года, его ненавязчивые провокации, которые сквозили в каждом его слове и жесте, обращённым не только к нему, но и в принципе ко всем, даже к тем, кто объективно не представлял для него интереса, прекратились. Оба сошлись на том, что ничего не произошло. Кромвель проглотил пассаж про спальню, и аккуратно переложил фигурку, завёрнутую рубашку, на журнальный столик. Заберёт, как будет уходить.
- Я не знаю. - Он встретился взглядом с Коди, глядя на него сверху вниз. Крысы были той мелочью, от которой можно было избавиться парой звонков в дератизацию, отравой, и слабеньким артефактом, который был бы способен заговорить даже сам владелец пентхауса, который заполонили животные. - Но представляю. Показывай спальню.
Кромвель был дружелюбно вежлив, и абсолютно спокоен, чего нельзя было сказать о Стрикленде, которого эта проблема явно выбила из колеи сильнее, чем должна была.
Поднявшись по лестнице, Адам толкнул дверь в спальню, и встал на пороге, выставив руку в сторону, и не давая Коди пройти мимо себя. Он прислушался, пытаясь уловить малейший шорох, который издали бы потревоженные крысы, но комната была пуста. Обойдя все углы, заглянул за шкаф и комод, упираясь ладонями в колени, проверил пространство под кроватью, предварительно махнув Стрикленду рукой в качестве требования оставаться за пределами спальни и не мешать.
- Сквозь стену, значит... - задумчиво пробормотал, останавливаясь у окна. - Предположим, ты не поехал крышей. В таком случае, твои крысы - явно магического происходления, но я бы не спешил делать выводы. Особенно если, как ты говоришь, эта проблема у всего района. Но на всякий случай подумай, кому ты насолил, потому что та фигурка из гостиной поймала на себя десяток маленьких, но обидных проклятий.

+3

5

Изучающему спальню мастеру Коди прилежно не мешал, оставаясь на пороге и только раздраженно и взволнованно сверкал глазищами, придирчиво оглядывая просторную комнату по периметру. Издалека. О черной твари, которая выжила его с утра в гостиную, не было ни намека, но он продолжал исподволь коситься на разобранную постель, искренне опасаясь, что хвостатая мерзость могла окопаться в складках одеяла.
- Думаешь, кто-то настолько захотел мне насолить в ответ, что не рассчитал силы и досталось всему району? - Стрикленд с сомнением покачал головой, прислонился плечом к дверной коробке, скрестив руки на груди, и кивнул в сторону оставшейся внизу гостиной. - Не думаю, то, скорее всего, просто недовольство конкурентов и обломавшихся клиентов. Иногда приходится действовать и отстаивать свою позицию довольно жестко, сам понимаешь...
Коди не договорил, замерев на полуслове и глядя на столик рядом с собой, на котором красовалась коллекционная лампа из муранского стекла. Краем глаза он уловил движение, отраженное в блестящем стекле, и спустя мгновение со смесью отвращения и ненависти уже смотрел в немигающие глаза черной, как ночь, твари, которая, казалось, материализовалась прямо из воздуха. Во всяком случае ни он, ни Адам не заметили, чтобы она пробегала по полу.
- Мерзость, - выдохнул Стрикленд и явно машинально взмахнул рукой, сбивая лампу с таким расчетом, чтобы она снесла собой крысу, - Изыди, дрянь!, - припечатал сверху эмоциональным коротким Словом для изгнания.
Черная тень, верткая и неуловимая, как ртуть, ловко обогнула падающую на нее лампу и, к ужасу Коди, обвилась вокруг его запястья. С отчаянием взглянув на Адама, он с силой встряхнул рукой, силясь сбросить вцепившуюся тварь, как кисть прошила острая боль, а крыса, тяжело шлепнувшись на пол, на мгновение растеклась нефтяной лужей рядом с осколками погибшей лампы и исчезла.
Коди перевел взгляд с места на полу, где только что была крыса, на Адама, затем на свою руку: на тыльной стороне ладони, между указательным и большим пальцами быстро наполнялся кровью глубокий укус.

+2

6

Он был вынужден начать разбираться в целительстве, потому что от этого зависела его жизнь. В несколько шагов оказавшись около Коди, он перехватил его за укушенную руку, с плохо скрытым раздражением, - "зачем ты вообще полез к этой крысе", - бормоча уже впитавшиеся в подкорку мозга заклинания, которые вернее всего останавливали кровь, и убирали из раны возможное заражение. Мелочная на первый взгляд царапина могла быстро перерасти во что-то серьёзное, если судить по тому, как крыса растворилась в воздухе, подтверждая его догадки.

Укус быстро перестал набухать кровью, бледнея под действием магии; Кромвель аккуратно обвёл ранку подушечкой указательного пальца, закрепляя эффект, но едва последнее Слово, которое должно было окончательно запечатать укус, стихло, капли крови выступили снова. Адам недоверчиво уставился на тонкую багровую полоску, проступившую на коже, и повторил заклинание с тем же эффектом: стоило ему замолчать, кровотечение, пусть и незначительное, возобновлялось.
Кромвель закусил губу, рассматривая укус. Его очертания почернели, словно отмеченные чернилами, или очень, очень стремительным отмиранием тканей, но последнее было настолько маловероятно, что он тут же отмёл любые мысли в этом направлении.
- Я не могу остановить кровь Словом, - задумчиво пробормотал, бесцеремонно переворачивая руку Коди ладонью вверх, чтобы увидеть, что зубы прокусили ладонь насквозь, с хирургической точностью тонких клыков. - Так.
Он снял со среднего пальца на левой руке кольцо, работающее как бэкап крестика на шее, и зачарованное на остановку любых кровотечений: ударные дозы магии, вложенные в него, должны были справиться с маленькой ранкой, даже непонятного магического происхождения. Они справились. Кровь замерла. Кромвель выдохнул.
- С этим можно справиться, но мне нужна моя мастерская. Поедешь со мной. Кольцо не снимай.
Несмотря на то, что артефакт потерял контакт с телом Адама, переключив свою магию на Коди, он по-прежнему был в полном порядке; кольцо останавливало не прекращающееся иначе кровотечение из-за травм правой руки, но Святой Себастьян знал своё дело.

+3

7

Рука горела, а ранку дергало резкой пульсирующей болью, которая словно засыпала по мере того, как на нее воздействовало Слово Адама. Стрикленд втянул воздух, успокаиваясь, но едва Слово затихло, боль вгрызлась в руку с новой силой и Коди скрипнул зубами: плохо дело. Он с беспокойством взглянул на Кромвеля, но удержал мысли при себе, наблюдая за новым витком магии и подспудно готовясь к новой порции боли после. Ожидания его не обманули. Закусив губу, Коди переводил встревоженный взгляд с кровящей ранки на Адама и обратно и озадаченное выражение лица друга напугало даже больше, чем потемневшие внезапно края укуса. Раз уж даже Адам не знает, с чем столкнулся, то дело не просто плохо, а катастрофически.
Капля крови сорвалась с руки и разбилась о светлый паркет алой кляксой, рядом распластались еще несколько. Глядя на них, Коди малодушно начал прикидывать, сколько времени уйдет, чтобы истечь кровью и не загнется ли он от какой-нибудь мгновенно развивающейся гангрены раньше, потом собрался было рвануть в ванную в поисках аптечки и действовать обычными человеческими методами, как Адам внезапно надел ему на палец кольцо, одно из тех, что в изобилии украшали его пальцы. Стрикленд открыл было рот возразить и разразиться уточняющими вопросами, но капли перестали стучать по паркету, окропляя мелкими брызгами носы его жемчужно-серых домашних туфель. Несколько раз сжал и разжал пальцы в кулак, осматривая ранку со всех сторон. Кровь остановилась.
- Не сниму, - заверил с такой убедительностью, что Адаму впору было опасаться того, что придется возвращать кольцо с боем. Не возражая и не задавая лишних вопросов, чтобы не терять драгоценного времени, Коди стремительно застучал каблуками вниз по лестнице. Только упав на заднее сидение машины Кромвеля, позволил себе выдохнуть с малой толикой облегчения:
- Ты понимаешь, что это за магия? - влажной салфеткой аккуратно стер подсыхаюшие на коже остатки крови и внимательно принялся рассматривать черную кромку на ранке. Коди не хотел считать себя параноиком, но ему упорно казалось, что чернота расползается. - Что это за крысы такие? Наколдовать столько, чтобы они заполонили весь район, на это сколько же сил надо истратить? И... кстати, зачем ты постоянно носишь останавливающий кровь артефакт?

Отредактировано Cody Strickland (2017-11-25 17:10:01)

+2

8

Кромвель поймал взгляд встревоженных синих глаз в зеркало заднего вида.
- Не знаю. Но у меня есть предположения, - он давно наизусть выучил дорогу от дома Коди до своего, и препоручил управление автопилоту в голове, спешно соображая, мысленно перебирая всё содержимое мастерской, в поисках чего-то, что остановило бы тоненький ручеёк крови, обманчиво незначительный. - Это очень странное колдовство. Разберёмся.
Он неопределённо промычал что-то в ответ на вопрос на кольцо, достаточно чётко давая понять, что у него есть свои причины, и делиться ими со Стриклендом он не собирается. Пальцы правой руки, лежащей на руле, легко покалывало. Кромвель сильней нажал на педаль газа, совсем немного нарушая скоростной режим.

Припарковавшись у дома, он быстрым шагом добрался до мастерской, и занялся тяжёлым шкафом почти от пола до потолка, заставленным бесчисленным количеством банок и баночек с сомнительным содержимым. Выкопав из-под вороха подсушенных трав грубую деревянную шкатулку, вытряхнул её содержимое на стол, с которого предварительно спихнул на пол всё ненужное: по поверхности стола, звеня, рассыпался ворох колец разных форм и размеров. Адам быстро рассортировал их, - левой рукой, - ища нужное; выудив из вороха простой широкий серебряный перстень с камнем, в котором угадывался рубин, поманил к себе Коди. Снял с его пальца своё кольцо, заменив на рубиновый перстень: мазнувшие по ладони пальцы оставили чёткий багровый отпечаток. Помедлив, Кромвель перевернул свою ладонь, уже зная, что там увидит, чтобы с отстранённым недоудивлением обнаружить выступившую тёмную кровь, слишком тёмную для простой ссадины или пореза, идущую кривыми широкими полосами от подушечек пальцев до запястья, словно кто-то вспорол его руку крупными когтями. Оно ещё не успело пробраться выше, глубже - сейчас он не чувствовал боли, притупляемой браслетом, не чувствовал кровавых следов, которые оставила Бездна, ненавязчиво напоминая о том, что у него по-прежнему фактически нет правой руки.
Спешно отвернувшись от Коди, Адам вытер ладонь о бедро, пользуясь тёмными джинсами, и надел своё кольцо обратно. Боли так и не было. Кровь неохотно ушла. Он стёр её остатки салфеткой сначала со своей руки, потом с руки Коди, не поднимая глаза.
- Это кольцо может останавливать кровь почти так же хорошо, как моё, - он указал взглядом на перстень. - Это всего лишь крысиный укус, от потери крови ты не умрёшь, но. Но.
"Я перестраховщик."
- Мне не нравится этот тёмный ободок вокруг укуса. Он становится больше, - Кромвель снова отвернулся к шкафу, прижимая согнутый указательный палец к губам и упираясь рукой в бок, сканируя взглядом полки. - Нужно что-то против распространения.. чем бы это ни было. Что-то останавливающее.

+3

9

То, как Кромвель ушел от вопроса насчет артефакта, Коди решил не акцентировать, но принял во внимание. Тайна. Зацепка. Рано или поздно все станет явным. Для него. Стрикленд давно привык к тому, что тайн для него не существует, все зависит только от времени и от того, сколько усилий придется приложить для раскрытия. С Адамом торопиться не следовало. С ним он вовсе предпочитал... не давить. Кивнув, опустил голову и продолжил оттирать бурые пятна с ладони.

Он с нарочитым показным спокойствием смотрел, как Адам ищет что-то, не влезая под руку с расспросами, так же степенно ждал, пока тот рассортирует и найдет один нужный и известный лишь ему перстень в звенящей груде колец, не вмешиваясь с ненужными и абсолютно несвоевременными советами насчет того, что рубин плохо сочетается с его повседневным гардеробом и он обычно предпочитает сапфиры. И даже когда обнаружил на своей руке чужие кровавые отпечатки, только на мгновение дернул бровью, сохраняя классическую английскую невозмутимость. Судя по всему, Кромвель знает, что делает, а значит, эта тайна подождет. Сейчас есть задачи понасушнее.
- И как останавливать нечто, когда неясно, что именно останавливать? - Стрикленд опустил взгляд на темную кайму, с сожалением констатируя, что не он параноик, а чернота действительно расползается. - Это заражение? Может быть так быстро? Разве не должно быть жара или там еще чего... - рассуждая, он машинально провел ногтями по коже рядом с ранкой, на третий заход зацепив край и зашипел. - Черт... Оно чешется. Адам... чешется и... расползается! - в глазах Коди заплескался неподдельный страх. Ногти оставили на коже красноватые полосы расчесов, по которым темно серыми ручейками, как разведенная в воде тушь, растекалась темнота. - И как-то мне нехорошо.
Коди оперся здоровой рукой о спинку кресло и опустился в него,  глубоко вдыхая травянистый запах мастерской.

Отредактировано Cody Strickland (2017-11-26 22:40:00)

+2

10

Он ненавидел, когда его звали по имени с таким паническим бессилием, потому что это обозначало то, что дело плохо.
- Не трогай! - Кромвель перехватил руку Коди, с нарастающей тревогой всматриваясь в то, как чернота разбегается по ладони, опасаясь, что она не остановится на оставленных ногтями царапинах, и продолжит подниматься, быстрее, чем он сможет что-то сделать. Когда она сбежала до конца расчёсанной Стриклендом борозды и всё же остановилась, Адам внезапно понял, что она ему напоминала. Поняв, отвернулся от своих артефактов и склянок. Бездна с интересом наблюдала, подползя к окну.
Выпустив руку, Кромвель сделал несколько шагов к столу, стоящему у окна, теперь ненавязчиво перекрытому, и не пропускающему свет. Брошенным шёпотом Словом он включил свет в погрузившейся во мрак мастерской, словно непроглядная безлунная ночь наступила без предупреждения: лампочка под потолком работала вполсилы, отдавая весь свет любопытствующей материи, с жадностью его в себя вбирающей.
- Это не крысы, - он с внезапно накатившим спокойным осознанием обернулся через плечо на побледневшего Стрикленда. - Это - вот. Ты можешь хотя бы сейчас не лезть в мои дела?
Переход был незаметным и неожиданным: он обращался к Бездне точно так же, как к Коди, словно та могла ему ответить. Непроглядная чернота невозмутимо смотрела в ответ, когда он к ней повернулся.
Адам понимал тех, кто боялся Бездны, даже проживя всю свою жизнь рядом с ней: осознающее себя проклятие, непонятный чуждый разум, если это слово вообще можно было употреблять по отношению к ней, следящий за каждым твоим шагом просто потому что может. Просто потому что ему интересно. Потому что ты - бактерия под микроскопом.
Он протянул руку вперёд, выставив ладонь, и Бездна с готовностью потянулась навстречу, легко просачиваясь сквозь стену, отрезая кусок мастерской чёрной преградой, замершей в считанных сантиметрах от его пальцев. Кромвель медленно перевернул ладонь, и сжал пальцы в кулак, оставляя средний.
- Обойдёшься.

+3

11

Когда живешь, зная, что Бездна рядом, к ней привыкаешь. Как к шумящей за домом реке. Знаешь, что она глубока, с опасными порогами, коварными омутами и кровожадными тварями, обитающими где-то на дне, под толщей черной воды, так далеко и глубоко, что тебе нет до них дела. И до реки нет дела, потому что если не подходить, не соваться в мутную воду, то она не причинит вреда и вообще бессильна.
Но когда та же самая река, знакомая до последнего камня на берегу, вдруг покидает русло и катится бурным грязным потоком по улицам, сметая на своем пути всех, кто имел несчастье замешкаться, остановиться и просто не успеть уйти - она вызывает настоящий животный страх и нет сил смотреть навстречу надвигающейся темной стене.
Коди всю жизнь жил бок о бок с Бездной. Относился к ней, как к той реке: где-то там, не с ним, параллельно его пути. Ну и оставайся там. Но Бездна решила иначе. Бездна подобралась так, как он и помыслить не мог. Она отражалась в широко распахнутых глазах, меняя цвет радужки с ярко-голубого на сумрачно-синий цвет грозового неба. Она ползла сквозь стену, не зная препятствий и Стрикленд подался было вперед, чтобы окликнуть Адама, веля тому убраться с дороги: казалось, чернота вот-вот поглотит его так же беспрепятственно и незаметно, как секундой раньше поглотила стену. Но не смог сдвинуться с места, как и закричать. Воздух стал плотным, как желе, вжал его в кресло, выталкивая дыхание из легких и его крик оказался тише пустынной ночи. И рука взорвалась болью, словно под кожей разливалась лава и проступающая на поверхность чернота казалась ничем иным, как обуглившейся плотью. Коди кричал, срывая голос, но крика не было - он растворялся в окружающей субстанции, которая тянула к нему свои щупальца, касалась обжигающе холодными лапами, лизала ранку, проникая в нее, как вода в трещину в земле. Адам исчез, исчезла и комната. Исчез весь мир, поглощенный непроницаемой чернотой. Ни света, ни звука, ни запаха. Только текущая по венам и капиллярам кислота, сводящая с ума и выжигающая изнутри.

Отредактировано Cody Strickland (2017-11-27 21:26:58)

+2

12

Бездна была здесь не за ним, и глупо было полагать, что он послужит ей хоть сколько-нибудь значимым препятствием. Живая тьма не могла полглотить его без его на то чётко данного осмысленного разрешения, и они оба знали это слишком хорошо. Но в этот раз у неё были обходные пути.
Упав на колени около кресла Коди, Кромвель сжал его ладонь с расползавшейся темнотой левой рукой, вытягивая правую в сторону Бездны. Чёрная стена нетерпеливо дрожала слишком близко. Адам отвернулся, глядя в мертвенно-бледное лицо Стрикленда, поддавшегося натиску тьмы.
- Vieni.
Бездну не нужно было просить дважды.

Она тронула только самые кончики его пальцев, чтобы постепенно, не торопясь, пробраться дальше, по ладони и запястью, до локтя, прежде чем остановиться, потому что он начал сопротивляться. Бездна настойчиво напоминала, что в ней не работают его иллюзии и целительская магия, и что единожды принесённой жертвы ей мало: Кромвель чувствовал, как заново ломается каждая срощенная магией кость, как рвётся каждая мышца в руке, и не кричал от боли только потому что он и без того переживал её снова и снова, и слишком сроднился с ней, чтобы кричать. Давился этим криком, превращая боль в магию.
Ему нужно было уцепиться за Бездну как-то, чем-то, оставаясь в сознании и в физическом теле, чтобы, склоняясь над рукой Коди, сбивчиво шептать заклинания.
- Vieni via l'oscurità ratti veleno morte... - на кожу рядом с укусом капнуло несколько капель крови из носа, но он не обратил на это внимания. - Lo prendo per me e me solo correre attraverso di me come sangue lo accetto...
Кромвель забирал всё себе. Забирал этот укус и расползающуюся от него тьму, зуд, оставленный острыми зубами, Бездну, пускающую свои гниющие корни в тело, через маленькую ранку пробираясь дальше и глубже, подползая к сердцу. Силой вырывал эти ростки из Коди, только-только пущенные, но уже успевшие оплести почти всю ладонь. Кровь мешалась со слезами; он жмурился, сдерживая их.
- Lascialo andare lui non ti diventerà...
Игнорируя неслушающиеся пальцы правой руки, вязнущие в темноте, шарил магией, направляя её в обе стороны, выталкивая Коди из плена непроглядной чёрной дыры, отвоёвывая его обратно. Последним рывком он сжал сломанные пальцы в кулак.

Когда Бездна выпустила его руку, разрывая связь, иллюзии вернулись на место. Он знал, что они были ложью, и знала она, а остальное было неважно. Ладонь между указательным и большим пальцем пульсировала болью, глухими толчками разгоняющую по телу кровь, и вместе с ней что-то ещё, что-то тёмное, густое и вязкое, обжигающее своим бегом. Что-то, что он вытянул из тела Коди, и что вогнала туда Бездна.
Кромвель обнаружил себя сидящим на полу у кресла; кровь из носа залила губы и подбородок, оставив цепочку мелких пятен на ткани футболки. Он по-прежнему крепко сжимал руку Коди. Медленно разжав пальцы, обнаружил, что укус исчез. Облегчённо выдохнул, коснулся кожи губами.
- Aspettare.
Этого Слова хватит, чтобы продержать Стрикленда в полубессознательном состоянии ещё около двух минут, за которые он должен привести себя в чувство.
Поднявшись с пола, он отошёл к столу, чтобы нашарить пачку бумажных салфеток и вытереть лицо левой рукой. Разом опрокинув на бинты несколько склянок с травяными настоями, и помогая зубами, перевязал ладонь, по которой расползалась кровавая чернота: она хотя бы не пробивалась сквозь бинты, но это было вопросом времени. Зафиксировав повязку у запястья, Кромвель отхлебнул из фляжки что-то, что по запаху напоминало смесь коньяка и чистого спирта, всё так же левой рукой надел на правое запястье ещё несколько глухо звякнувших узких стальных браслетов - ударная доза обезболивающего в плюс к алкоголю и бинтам, плюс замедление распространения локальной Бездны по организму. Сунув фляжку за пояс, подошёл к Коди, чтобы снять с него рубиновый перстень, и отправить его ко всем прочим.
Когда Стрикленд открыл глаза, Адам молча протянул ему фляжку.

+3

13

Сознание распадалось на части, как апельсин на дольки, чтобы снова мучительно пытаться собраться в одно целое. Растворялось в кислоте, корчилось в агонии, обретая тот бесценный опыт, которым никогда и ни с кем не захочется поделиться. Коди казалось, что он сгорает изнутри, пожираемый жидким пламенем, дюйм за дюймом, клетка за клеткой, и нет спасения от всеобъемлющей боли и оставалась только слабая надежда, что когда-нибудь она закончится.
Она закончилась не разом. Отступала медленно, неохотно. Стрикленду поначалу казалось, что прошли часы, за которые он успел с ней сродниться, привыкнуть и принять во всей той силе и безумии, что не сразу понял, что она становится слабее. Утекала водой в трещину, капля за каплей освобождая завоеванный разум, пока не наступил долгожданный покой.
Сквозь веки слабо и мягко пробивался свет. Коди вынырнул из небытия, как из затяжного наркотического сна, тяжелого и липкого, сопровождаемым легким чувством облегчения, что все позади. Не открывая глаз, глубоко вдохнул, с удовольствием распознавая знакомые запахи сушеных трав и специй - запах безопасности и спасения. Моргнул, тут же зажмурился, привыкая к свету - после вечности в кромешной тьме даже рассеянный свет зимнего дня казался ослепительно ярким. Вторым осознанием было то, что боли не было. Вообще. Никакой. Даже зудящей раздражающей, той локальной, что пульсировала на руке, вытягивая терпение и кровь. Все так же не глядя, Коди осторожно сжал пальцы в кулак, подспудно ожидая вспышки, которой, однако, не последовало. Это заставило все-таки распахнуть глаза. Моргая и борясь с застилающей зрение набежавшей слезой, он скользнул взглядом по Адаму, фляжке, не задерживаясь ни на первом, ни на второй дольше мгновения, и уставился на руку. Холеная, ухоженная кисть выглядела так, как всегда, без малейшего намека на черноту, на зуд, на вмешательство, будь то извне или изнутри. Укуса словно не было. Коди перевернул руку ладонью вверх, только чтобы убедиться, что на обратной стороне рана тоже не пряталась. Уронил кисть обратно на подлокотник, коротко выдохнув с оттенком здорового облегчения, и вернул внимание к протянутой фляжке.
Пойло опалило горло почище кислоты. Стрикленд с шумом выдохнул, поморщился и вернул было фляжку, но тут же одернул, не сводя глаз с потемневших бинтов на руке Кромвеля. Снова взглянул на свою руку и втянул носом воздух - не надо было быть гением, чтобы сопоставить оба факта и прийти к соответствующему выводу.
- Адам, какого черта ты наделал? - с голосе Коди боролись боль, облегчение и искренний страх за ближнего. - Что здесь произошло? Чем я могу помочь? Что мне делать? - он засыпал Кромвеля вопросами, ощущая нарастающий колючий ком волнения и вины за это непрошенное самопожертвование. - И не смей мне врать, а то я пошлю к черту субординацию и дружбу и выясню все сам, - пригрозил, глядя в глаза с абсолютной решимостью.

+2

14

Если бы можно было избежать распроссов, жизнь была бы намного легче.
Он отобрал у Коди фляжку, и приложился сам. Руку жгло болью с оттенком той привычной, которая в принципе никогда не отступала до конца, но теперь в ней было что-то ещё. Незнакомое, ещё более тёмное, попавшее туда против воли, и по ней одновременно.
- Обычно... - Адам оборвал сам себя, чтобы сделать новый глоток из фляжки. - Обычно, Бездна не может.. тронуть тебя. Влезть в твоё сознание против твоей воли, ты должен.. позволить ей.. это. - Он неопределённо повёл рукой, давая понять, что это слишком долгий и сложный процесс, чтобы объяснять его сейчас. - Если бы не это, мы бы давно уже все были в ней. Но этот укус...
Кромвель держал потревоженную новой вспышкой боли правую руку неестественно прямо и ровно, избегая шевелить пальцами, и выпрямив ладонь. Отпил из фляжки снова, и отложил её на стол. Опёрся о него спиной, глядя на Коди.
- Он насильно втащил тебя в неё. Не полностью, но какая-то часть тебя оказалось подвержена её влиянию. А ты был бы особенно интересен ей, с твоей магией, с твоей способностью пробираться в чужие мозги. Я не мог оставить тебя так. И прежде, чем ты начнёшь что-то говорить, я в порядке. В полном. Расслабься.
"Хуже уже всё равно не будет". Он выдохнул, достав пачку сигарет из верхнего стола. Закурил, выбив огонь Словом - отчасти за тем, чтобы посмотреть, как его новая порция Бездны будет влиять на простую бытовую магию. Пока что разницы не было, но всё только начиналось.
- Я забрал твой укус, потому что тебе он причинил бы гораздо больше вреда, чем мне, и не спорь со мной, потому что я знаю, о чём я говорю, а ты нет.
На выходе это прозвучало намного резче, чем он планировал, но его действия не были бездумным самопожертвованием, и он не собирался принимать какие бы то ни было чужие комментарии по этому поводу. Проще было пресечь их все сразу.
Кромвель упрямо смотрел прямо в лицо Коди, выдыхая дым, быстро рассеивающийся в бледном зимнем свете, свободно пробивающемся сквозь окно теперь, когда Бездна ушла. Наверняка он найдёт её где-нибудь, если начнёт искать, но нет.
- Если ты хочешь помочь, ты возьмёшь ключи от моей машины, и отвезёшь меня в Ли-он-Си. Это час к востоку отсюда. Я покажу дорогу.

+3

15

Он не перебивал. Ни словом, ни жестом, молчаливой статуей восседая в кресле и слушая несколько сбивчивое повествование. Рассказом его назвать язык не поворачивался - слишком коротко, скомкано и сжато. Рассчитано явно или на того, кто в теме или на то, что слушатель не станет вдаваться в подробности и углубляться в детали. И от дальнейших расспросов Адам себя оградил. Резко, безапелляционно и уверенно. Стрикленд усмехнулся уголком губ, снова сжав руку в кулак, просто чтобы в очередной раз убедиться, что боль не возвращается.
Адам одновременно сказал и слишком много и слишком мало. Коди понимал, что у него достаточно пищи для размышлений на ближайшее время. Он не знал Бездну так, как, судя по всему, знал ее Кромвель. Вернее сказать, он не знал Бездну вовсе. И то, что эта темная материя заинтересовалась им - факт настораживал, пугал и выбивал из колеи. Но при всем при этом Кромвель явно многое недоговаривал. Коди отчаянно захотелось отбросить все условности и просто вломиться в разум друга, чтобы вскрыть весь тот пласт тайн, который внезапно начал чертовски раздражать. До сего дня он спокойно позволял Кромвелю жить со своими скелетами в шкафах, не влезая в прошлое и не вмешиваясь в настоящее, но осознание того, что пришло время что-то менять настойчиво забилось в висок. "Сам все расскажешь. Рано или поздно", - легко улыбнулся и рывком вырвался из кресла, не говоря ни слова.
Так же молча смерил Адама взглядом с ног до головы, всем своим видом показывая, что он его услышал, и развернулся, направляясь к выходу, подхватив по пути со столика ключи от машины.
- В Ли-он-Си. Не вопрос. Будешь навигатором, - он даже вполне правдоподобно и непринужденно насвистел популярный мотивчик, по пути к машине, пока устраивался на непривычном водительском месте, подстраивая под себя зеркала и сидение. - Что там? Очередные твои тайны, о которых мне не полагается знать? - ему хотелось верить, что он хорошо замаскировал обиду в голосе легкой иронией.

+2

16

Кромвель накинул пальто на плечи, придерживая его левой рукой. В машине кое-как пристегнулся, отрицательно мотнув головой на молчаливое предложение помощи от Коди, и вытянул ноги, отодвигая кресло.
- Я родился в Ли-он-Си, - помедлив, пояснил, краем глаза следя за Коди, пока тот устраивался. - Там уже давно ничего нет, кроме места Силы. Там.. легче. Эмоциональная привязанность. Знаешь, как отсюда выехать на А13?
Адам уложил слегка онемевшую от ударных доз магического обезболивающего руку на коленях, накрывая её левой ладонью, пряча от любопытного и встревоженного взгляда Стрикленда расплывающиеся тёмные пятна: слишком много крови для обычного крысиного укуса, при котором вряд ли выступила даже пара капель. Укус Бездны кровил, как открытая рана. Осторожно коснувшись пятен, тихо пробормотал пару заклинаний себе под нос; кольцо должно было давно остановить кровь, но оно слишком привыкло к уже имеющимся травмам, и было в основном настроено на них, и на остановку кровотечения в случае того, если что-то пойдёт не так именно с ними. С новыми обломками черноты, вонзившимися в ладонь, оно не справлялось. Он заговаривал не постепенно унимающееся самостоятельно кровотечение, а саму Бездну.
- Я знаю, что у тебя много вопросов. Я хочу ответить. Постараюсь ответить, - Адам закрыл глаза, откидываясь на спинку сиденья, едва они выехали на А127, которая должна была привести их прямо к порогу. Отсюда это было минут сорок пять езды по хайвею, а это значило, что Стрикленд начнёт отвлекаться от дороги, за которой фактически больше не нужно было следить. - Но я не всё могу объяснить, и... я не всё знаю. Только то, с чем сталкивался сам.
Руку перестало жечь. Теперь она отдавала только лёгкой тянущей болью. Кромвель осторожно сжал пальцы в кулак, и разжал снова.
- Но сначала ты должен пообещать мне, что не залезешь ко мне в голову, даже если я не смогу ответить на что-то. Есть вещи, которые не стоит видеть. От которых я хочу тебя оградить, не потому что я трясусь над своими скелетами, а по той же причине, по которой укус Бездны не влияет на меня так же, как на тебя.

+3

17

Довольно быстро освоившись в чужой машине, так же, как обычно легко осваивался в чужих спальнях, Коди вывел из небытия выключенный навигатор и вместо ответа вбил Ли-он-Си пунктом назначения. Явно отвыкший от деятельности прибор несколько секунд озадаченно молчал, затем вывел на монитор обнаруженную точку, предлагая через двести метров повернуть налево.
- Теперь знаю, - Стрикленд покосился на пугающе быстро темнеющую повязку на руке Адама и с раздраженным выдохом плавно повернул руль, предварительно пропустив вперед старый пикап. По тому, как внимательно и сосредоточенно Кромвель смотрел на руку и шевелил губами, было предельно ясно, что он пытается справиться с новой проблемой. Качнув головой и не вмешиваясь, чтобы не отвлекать, Коди сосредоточил внимание на дороге, медленно, но верно набирая скорость, чтобы как можно скорее покинуть пределы города.
Едва одноэтажные кварталы сменились редкими домиками, Адам заговорил снова, из сего Коди сделал вывод, что с раной на ближайшее время он справился. Значит, можно и поговорить. Откинувшись на спинку и почти скопировав положение Адама в кресле, он уперся локтем в дверцу и сосредоточенно потер лоб, все так же молча кивая, затем примирительно поднял ладонь, не отнимая вторую руку от рулевого колеса:
- Хорошо, обещаю. Тебе достаточно будет простого обещания того, кто с тобой уже не первый год и ни разу за это время не сделал попытки пошарить в твоих мозгах, как в старом шкафу? Или надо чего-то большего, например, клятв на крови? Если что, крови я сегодня потерял, этого хватит? - дорога широкой гладкой лентой убегала под капот, навигатор скучающим тоном велел ехать прямо по сто двадцать седьмой. Стрикленд повернулся в сторону своего пассажира. - В общем, я не полезу к тебе в голову. Но и ты, будь добр, не отделывайся общими фразами, потому что, смею надеяться, я заслуживаю того, чтобы знать. Считай это... - он сделал неопределенный жест кистью, - передачей бесценного жизненного опыта. Итак. Чем мне грозил этот укус и почему ты считаешь, что тебе он не повредит?

+2

18

Адам слегка уязвлённо выдохнул в ответ на слова о старом шкафу и клятвы, и опустил взгляд на бинты на ладони. Промолчал, проглотив комментарий о том, что раньше у Стрикленда не было нужды влезать в его мозги, потому что он не представлял из себя особенного интереса, но теперь на горизонте показалась Тайна, а с Тайнами у Коди Стрикленда были особые отношения. Он зарабатывал на жизнь тем, что узнавал их. Но Кромвель молчал.
- Бездна меняет магию. Контакт с ней не проходит незамеченным, она накладывает свой отпечаток на то, кто ты есть. Что ты есть. На саму природу твоей магии. Исходя из того, что твоё сознание сидит у тебя в мозгах, и на них же концентрируется твоя магия, если бы я дал Бездне пробраться к тебе в голову, оно бы оставило след. Я не знаю, какой и как, знаю только, что оно бы поменялось. И не в лучшую сторону.
Он автоматически поправлял кольца, по-прежнему не поднимая глаза.
- Моя магия другая. Мои.. отношения с Бездной интимнее, чем мне бы того хотелось. Я сталкивался с ней несколько раз в жизни: то, что она заставила тебя сделать, я делал добровольно. Крысиный укус вогнал тебя в то состояние, в котором я пребывал по доброй воле, и ещё один фрагмент Бездны не повлияет на меня так сильно, как мог бы повлиять на тебя, останься он в тебе.
Кромвель смотрел за тем, как мимо проносятся деревья за бетонным заграждением. Их ветки цеплялись друг за друга, переплетаясь, и фонарные столбы казались серыми стволами, возникающими из крон. Он говорил тяжело и медленно, подбирая каждое слово, тщательно отмеряя то, что мог сказать, так, чтобы это не было общими фразами, но и не раскрывало слишком много карт.
- У меня осталось не слишком много сил, Коди. Они уменьшаются с каждым годом, их тянет Бездна.
Это было сухой и безэмоциональной констатацией факта.
- Поэтому мне уже всё равно. Ещё вопросы?

+2

19

Он не знал Бездну так, как знал ее Кромвель. Вернее, Коди совсем не знал Бездну. И не стремился к более близкому знакомству, а если подобная шальная мысль и приходила в уставшую от переизбытка информации голову, то исключительно в фарсово-сюрреалистическом ключе. "Коди, это Бездна. - Бездна, это Коди. - Спасибо. Я сожру кусочек?" Подобного короткого диалога с самим собой хватало, чтобы отмахнуться от неуместных мыслей и с чистой совестью похлопать себя мысленно по плечу, предоставляя каждому заниматься своим делом. Ему - добывать секреты, а "Сфере" и иже с ними - копаться в Бездне с надеждой на то, что рано или поздно они туда провалятся.
Коди здраво побаивался Бездны. И то, что он ощутил в мастерской Адама, симпатии к этой непроглядной тьме не прибавило. Но слова Кромвеля заставили встрепенуться, обращаясь в слух: меняет природу магии? Откуда он об этом знает, что утверждает с такой уверенностью? Адам сам ответил на не заданный вопрос и Стрикленд отвел взгляд от дороги, глядя на него с внимательным недоверием. "Несколько раз? По доброй воле?!" В голове утонченного сибарита не укладывалось, как можно по доброй воле пережить те ощущения, которые довелось испытать ему. Еще и не раз! Сомневаться в словах Адама не приходилось, но картина мира с привычным образом Кромвеля стремительно шла трещинами: странно осознавать, что тот, кого он знал в течение нескольких лет, скрывает в шкафу не просто скелет, а, скорее, целое плотно упакованное кладбище. И, судя по неспешным, тщательно продумываемым и взвешенным фразам, до него доходит в лучшем случае треть истины.
- Ты... Черт, я, кажется, в большей растерянности, чем ожидал, - признался и снова провел кончиками пальцев по лбу, словно стирая набежавшие морщинки озабоченности. - Твоя магия завязана с Бездной? Что она дает тебе, кроме того, что тянет силы? От нее можно избавиться? Постой... Ты разбазариваешь силы на поддержку артефактов для других, при этом отдавая жизненные силы Ей? - Стрикленд раздраженно помотал головой и растерянно отвернулся на дорогу, явно уделяя ей минимум внимания. - И что именно тебе все равно? Когда из тебя вытянут последнюю каплю? Черт, Адам, ты псих.
Машина ощутимо набрала скорость, словно Коди опасался, что если он не успеет привезти Адама к месту Силы как можно скорее, то тот просто не дотянет. Почерневшая повязка то и дело отмечалась боковым зрением, как угрожающее темное пятно.

Отредактировано Cody Strickland (2017-12-16 13:27:51)

+2

20

Уже пожалев, что начал этот разговор, Адам шумно выдохнул, закрыл глаза, и уткнулся затылком в подголовник, запрокидывая голову.
- Перестань гнать, я не умираю, а штрафы за превышение скорости придут мне.
Вытянув руку с повязкой в сторону, он коснулся ладонью бедра Коди в смазанном успокаивающем жесте. Повязка впитывала кровь и черноту.
- От неё нельзя избавиться. Проводи параллели с раком: от него тоже нельзя избавиться, потому что он становится неотъемлемой частью организма, и если вырезать болезнь, организм не сможет работать дальше. И я не разбазариваю силы, чёрт, я делаю то, что я должен делать, - по голосу было слышно, что он раздражён, но Кромвель по-прежнему говорил медленно, словно расползающаяся темнота сдерживала его. - Что ты предлагаешь мне, сесть в четырёх стенах и плакать над своей участью? Мне всё равно осталось меньше пары лет, так что, просто заткнись, и делай то, что я тебе говорю. Избавь меня от лекций.
Он никогда не позволял себе в открытую командовать людьми. Избегал открытых конфронтаций, всегда спасался общей доброжелательностью, уходил от конфликтов, закрываясь, и возводил тысячу барьеров, призванных оградить его от людей, а людей - от него. Повышал голос, кажется, раза два в своей жизни. Никогда не разговаривал со Стриклендом так.
В нужный момент вежливая пассивность превращалась в непробиваемую стену.
- Остальное.. как доберёмся, - Кромвель убрал руку, и сцепил пальцы на коленях в замок, окончательно отворачиваясь к окну.

***

Формально на Клифф парейд нельзя было парковаться, но Адам махнул рукой в сторону десятка пустующих подъездных дорожек у домов.
- Паркуйся где-нибудь здесь. Мы ненадолго. Никто не будет проверять.
Он выбрался из машины первым, по-прежнему придерживая пальто на плече правой рукой. В несколько шагов перейдя узкую дорогу, морщась от летящего в лицо мокрого снега, липнущего к коже, и тут же тающего, оставляя мокрые следы, сжал пальцами обледенелые доски спинки скамейки. Неловко сел, почти упав на сиденье, только сейчас осознавая, насколько вымотался: Бездна не любила, когда её сдерживают, и выжимала его с удвоенной силой, нещадно требуя расплаты за каждое Слово, которое сегодня сорвалось с его губ. Размотав бинт, Адам позволил порыву колючего ветра сорвать его с ладони.

Перед ними открывалось море.

Бледно-серая полоса ледяной воды, почти сливающаяся с тяжёлым низким небом, лежала у подножия того небольшого холма, на вершине которого местная администрация организовала скамейку. Ниже торчали чёрные голые ветви деревьев, сквозь которые холодно поблёскивало море. Жухлая трава под ногами хрустела от ломающегося инея; грязная жёлто-бурая масса с проплешинами чёрной земли. У него не было лишних сил на оборону своих скелетов от собственного друга, и сейчас Стрикленд мог пройтись по его сознанию, как по библиотеке, выдёргивая нужные ему файлы.

- Однажды я умер.

Кромвель смотрел, как волны лижут неприветливый берег.
- Точнее, я должен был умереть. Мою жизнь спасли несколько артефактов, которые были на мне в момент смерти, и Бездна. Это сложно описать словами. В меня стреляли, дважды, - отодвинув полу пальто, Адам не глядя указал большим и безымянным пальцем места, где в его тело вошли две пули. - Но я помню только первый выстрел. Потом была Бездна. Она забрала у меня что-то, а взамен вытолкнула обратно в мир живых, хотя я никогда не просил об этом. Эта чернота от укуса, она внутри меня. Она часть меня, и я не могу без неё. Хотя бы потому что..
Он вытянул руки перед собой, глядя на кольца.
- Это артефакты. Поддерживают кровоснабжение, дыхательную систему, работу сердца, почек, печени, и прочих органов. Отвечая на твой вопрос, Бездна - единственное, что позволяет мне жить. Подпитывает меня, но в ответ забирает мою магию, делает её тяжёлой и вязкой, так, что колдовать становится всё сложнее.
Адам невесело усмехнулся, и обхватил себя руками, спасаясь от промозглого ветра, пробирающегося под тонкую ткань футболки.
- Поверь, раньше я мог вещи, которые тебе и не снились. А теперь мой максимум - это бытовая магия и артефакторика.
Неожиданно для самого себя он засмеялся. Коротко, глухо и отчаянно, качнув головой и пряча покрасневшие глаза.

+3

21

Желваки под скулами Стрикленда заметно набухли, когда тот в порыве обиженного негодования сжал зубы и вцепился в руль с такой силой, что побелели суставы. Говорить с собой в подобном тоне он не позволял никогда и никому и совершенно точно не ожидал подобного от Адама. После памятного для обоих разговора новогодней ночью они оба некоторое время придерживались подчеркнуто-вежливого нейтралитета, будто прощупывали заново почву и Коди казалось, что им удалось вернуться к привычному дружескому общению. Или же ему лишь удалось убедить себя в этом? Он скрипнул зубами и с преувеличенным вниманием уставился на пустое шоссе, предварительно сбросив скорость, внутренне кипя от негодования, снова и снова проигрывая в голове услышанное. "Мне осталось меньше пары лет" некоторое время успешно конкурировало по частоте повтора с "Заткнись и делай, что я говорю", но мрачный и неизбежный смысл первого успешно обошел на очередном круге несправедливо-обидный посыл второго, вскоре оставив его далеко позади. "Меньше пары лет?!"
Весь дальнейший путь до Ли-он-Си они проделали в полной тишине. Коди время от времени переводил взгляд от дороги на Адама, но всякий раз натыкался на кучерявый затылок, несколько минут уговаривал себя не проявить терпение и такт и не влезать в его воспоминания раньше времени и снова натыкался на неподвижный затылок, чтобы начать свою мантру заново. Последняя заняла особо много времени, но хотя бы отвлекла и позволила добраться до места назначения без совершенных глупостей.

Адам уже перешел дорогу, когда Стрикленд захлопнул дверь со своей стороны, застегивая верхние пуговицы пальто и поднимая воротник. Проглотив комментарий насчет не самой подходящей погоды для поездки к морю, он облокотился о спинку скамейки, склоняясь над ней на расстоянии вытянутой руки от Адама и смотрел на размытый неясный горизонт, время от времени жмурясь от летящего в лицо снега. Первая фраза резанула по уху своей... абсурдностью и Коди недоуменно моргнул, с трудом отведя взгляд от серой морской глади. Адам же продолжал смотреть в ту же сторону, словно делая это за него. И говорить.
Коди умел слушать. Его работа отчасти базировалась на этом его умении. И сейчас он не перебивал, впитывая каждое слово, сказанное негромким, усталым голосом, понимая, что не имеет права упустить ни одно. Потому что физически ощущал, насколько непросто для Адама было решиться на этот шаг и какой кредит доверия ему сейчас выдан.
- Кто ты на самом деле, черт возьми? - горький смех царапнул по самому сердцу. Коди встал за спиной Адама и сжал пальцами его плечи, словно прикрывая собой с тыла. Осознавать, что старый друг не просто не тот, кем он всегда его знал, а, фактически, живой мертвец с какой-то удивительной, другой биографией, было до дикого странно. И самое странное, щекочущее до бабочек в животе было то, что Коди не пришлось прилагать специальных усилий для того, чтобы Адам сам поделился с ним своей Тайной. Тайной, которую, без сомнения, он охранял весьма тщательно. И он был уверен, что на сей раз Адам не врет и не перевирает факты. - Я невероятно ценю все, что ты сделал для меня. И особенно то, что сказал, - пальцы сжали плечи сильнее. - Спасибо. Думаю, излишне будет говорить, что ты можешь рассчитывать на мою помощь, которая в моих силах. И не только в моих. Ты... черт, ты все-таки точно псих, - голос Стрикленда едва заметно дрогнул и он уткнулся подбородком в макушку Кромвеля.

+2

22

- Это не всё.
Он ненавидел это тяжёлое неприятно щекочущее чувство где-то в груди, когда ты готовишься сказать долго скрываемую правду, не зная, какая реакция последует, но не говорить уже не можешь, потому что тогда чувство не отпустит. Оно ворочалось, разрастаясь, охватывая его изнутри с каждым словом Коди. Кромвель старательно держал себя в руках, по крупице отмеряя информацию; он хотел оставить хотя бы часть своих тайн при себе, тем более теперь, когда их отношения со Стриклендом пошатнулись. По его вине.
Когда Коди упёрся подбородком в его макушку, сжимая пальцами плечи, в Адаме что-то сломалось.

- Всё это.. случилось.. со смертью, и прочим.. пятьдесят лет назад. Сорок семь, если точнее. В семьдесят первом. Я родился здесь, - Кромвель шевельнул пальцами раненой руки, указывая куда-то в сторону моря. - В тысяча девятьсот сороковом. Я давно должен был быть мёртв. Очень давно.
Адам подался вперёд, давая понять, что Коди стоит убрать руки; этот жест жёг слишком сильно, был слишком тёплым, слишком заботливо-интимным. Последним, что ему сейчас было нужно, был тактильный контакт: когда Стрикленд касался его так, внутри всё сжималось от щемящей боли, которую он уже привычно игнорировал. Жест говорил "я здесь, я с тобой". Это не было правдой.
В конце концов, если выложить сейчас всю правду, у Коди будет веский повод оборвать контакты. Может, так будет проще.

Он больше не смотрел на серую гладь воды, опустив взгляд себе под ноги. Сидел, сгорбившись, глядя на жухлую траву под носками ботинок, и чувствуя, как постепенно отпускает физическая боль, раздражающая ладонь, колющая место укуса раскалёнными иглами. В Ли-он-Си на самом деле было проще: магия текла проще, легче, восстанавливалась быстрее. Кровь давно остановилась окончательно, и след остался плоским пятном на ладони, всё ещё напоминающим чернильную кляксу, но больше не пульсирующим. Бездна впечаталась в тело и отпустила.
- Только, пожалуйста, не ходи ко мне в воспоминания.
Боялся, что Стрикленд влезет в непроглядно-чёрную ловушку небытия, в которой нет ничего, кроме боли и одиночества; что узнает о том переломанном комке горящих чувств, которые Кромвель к нему испытывал, и которые теперь укрывал от посторонних глаз особенно тщательно. Не знал точно, от чего хотел уберечь Коди больше.
- Пожалуйста, - он повторил это слишком тихо, чтобы Коди услышал, обращаясь скорее к самому себе, чем к нему.
Онемевшие пальцы мелко покалывало.
- Я пытался покончить с этим, чёрт, поверь мне, я пытался, но каждый раз меня что-то останавливало. Бездна.. не позволяла мне. Поэтому я не мог дать ей забраться к тебе в голову.
Адам говорил быстрее, сбивчивей, почти оправдываясь. Сжал голову руками, запустив пальцы в волосы.
- Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

+2

23

- Впрочем... это кое-что объясняет.
Недвусмысленный порыв Адама вывернуться из его рук Коди игнорировать не стал, послушно разжав пальцы. Выпрямился, полной грудью вдохнув холодный влажный воздух и чуть поежился от забравшегося под пальто ветра, глядя свысока, как этот же ветер перебирает темные кудри Кромвеля. Опустил руки в глубокие карманы, неспешно обошел скамейку и сел рядом, откидываясь на спинку и не вынимая рук из карманов. Побитая холодами мертвая трава скрипела под каблуками и Стрикленд готов был пошутить на свой счет, что сейчас и его мозги скрипят примерно так же.
- Я никогда не ходил в твои воспоминания. И не пойду. Без твоего разрешения или приглашения. Но ты закрыт, - успокоил, глядя на лениво лижущие прибрежную гальку мутно-серые волны. Успокоил ли? - Тайны есть у всех. Мелкие, незначительные, постыдные, глупые. Способные разрушить империи или заставить покончить с собой. Иногда люди хранят в себе такое, что непонятно, как они живут с этим. Иногда - понятно, что живы они только потому, что об этой тайне никто не знает. Но по большей части они... - Стрикленд небрежно дернул плечом, - банальны и предсказуемы. Скучны. Неинтересны.
Взгляд снова и снова возвращался к темному пятну на руке Кромвеля. Коди шевельнулся, вытащил из кармана свою руку, несколько раз сжал и разжал кулак. Об укусе ничего не напоминало. Ни следа, ни боли, ни зуда. Ничего.
- Твоя тайна... Одна из немногих, которую действительно стоит хранить. Боже, - пальцы Стрикленда сжали край скамейки, красиво очерченные губы изогнулись в невеселой улыбке, - к бессмертию через смерть. Это достойно пера поэта. Я готов выслушать остальное, если посчитаешь возможным рассказать, - он отвернулся от прибоя и со спокойным ожиданием изучал профиль Адама. - Я плохо представляю, что именно ты отвел от меня, но, - он быстро накрыл своей ладонью чернильное пятно под кожей, сжав пальцы, - спасибо. Я не готов делить свою голову с чем-то... Иным.
Коди выпустил руку, не дожидаясь, пока Адам попытается высвободиться, и с выдохом облегчения заложил локти на спинку скамейки, вытянув вперед ноги:
- И, кстати, хорошо, что ты никому больше об этом не рассказываешь. Страшно подумать, с каким энтузиазмом люди и, особенно, маги могут воспринять подобный прецедент. Бездна дает бессмертие. Впусти тьму в себя и обретешь вечную жизнь, - он с усмешкой продекларировал, выписывая перед собой невидимые строчки рекламных буклетов, и снова посерьезнел.

+2

24

- Нет остального. Есть это, и всё.
Он сцепил пальцы под подбородком, по-прежнему глядя вперёд, на сливающуюся с морем линию горизонта. - И это не бессмертие. Я всё равно умру. Я уже умираю, просто это растянутый на пятьдесят лет процесс. Ладно, чёрт с ним. И так уже...
Не договорив, Кромвель выпрямился, машинально проведя по тёмному пятну на ладони, словно стирая прикосновение Коди.

Он долго бездумно смотрел на воду, вытеснив из сознания все мысли, которые тяжёлым клубком пытались оплести голову, вцепляясь острыми зубами в виски. Адам встряхнул рукой, осматривая ладонь ещё раз. Бессмысленный жест.
- Есть причина, по которой маги живут меньше людей. Есть предел сил. Предел тому, сколько один маг может вынести. Искусственно завысить этот порог можно, но из этого не выйдет ничего хорошего, - он повернулся к Стрикленду, устало и внимательно глядя ему в лицо. - Я тому яркий пример.

Так старательно выворачиваться из рук Коди, чтобы сейчас ощутить жгучее желание обнять его. Почувствовать под пальцами чужое тепло, от которого шарахнулся минутой ранее, и теперь отчаянно жалел, - или не жалел, не мог понять сам. Обвить руками за шею в коротких утешающих объятиях, успокоить самого себя, унять нервно стучащее от этих признаний сердце, на короткое мгновение прижаться лбом к плечу. На тридцать секунд. На десять. На пять. Просто, чтобы ощутить, что ещё жив.

Кромвель поднялся на ноги, придерживая край пальто, и стряхнул с тёмной ткани мелкие снежинки, растирая их, вынуждая растаять под ладонью. Оглядев пейзаж в последний раз, отвернулся в сторону припаркованной машины.
- Поехали домой.

+2


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE PLAGUE I [10.01.2018] Cure For The Itch