В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE PLAGUE I [12.01.2018] Set This Dump Ablaze


THE PLAGUE I [12.01.2018] Set This Dump Ablaze

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Set This Dump Ablaze
наглядное пособие по тому, как жечь магией и напалмом


Крысиная проблема не спешит устранять сама себя, а значит, адвокату и айтишнику придётся брать на себя непривычные роли и справляться с этой проблемой своими силами.
(*при написании этого эпизода пострадала не одна крыса*)

who
Адам Кромвель, Джун Джонстон

where
трущобы Лондона

+1

2

Кромвель заглушил мотор, оставляя фары по-прежнему разбивать рано опустившуюся вязкую темноту январского вечера на фрагменты, выхватывая из неё кусок пустой улицы бедного жилого района, с прилепленными одни к другому высокими узкими домиками, сплюснутыми в бесконечную разваливающуюся кирпичную гармошку. Яркий свет бил по засыпаемому тонким слоем мокрого снега асфальту, задевая угол автобусной остановки. Улица была пуста и казалась вымершей. Адам выключил фары. Уличные фонари постепенно начинали разгораться, давая плоские мутные пятна искусственного света, качающиеся где-то над головой.
- Симпатичное местечко. И сразу жить так хочется, - пробормотал Кромвель, первым покидая сомнительное убежище машины. Звук захлопнувшейся двери был самым громким, что происходило сейчас на безлюдной улице. В другое время она, соответствуя репутации, должна была время от времени оглашаться выстрелами и криками ругани, но весь район заполонили крысы настолько, что встал серьёзный вопрос об эвакуации и карантине. Люди покидали дома, и без того прогнившие насквозь и пропахшие заплесневелыми пищевыми отходами, оставляя позади пустые бутылки и выбитые стёкла, чтобы переместиться в точно такую же раковую опухоль в нескольких кварталах отсюда, где никто не контролировал ни смертность, ни рождаемость, ни крыс. Маленький филиал Средневековья в современном Лондоне, на который равно полиция и службы дератизации закрывали глаза. Из всех трущоб, эта была самой пристойной, но тоже уже почти пустой: едва ли в трёх домах из всех серии горел свет. Всегда оставался вариант, что в других его отключили за неуплату.

В интернете всплыло что-то похожее на карту, самодельную, сомнительную, и непроверенную, на которой энтузиасты, проводившие собственные крысиные расследования, обозначали места особого их скопления. Хаверинг был в топ-10 таких мест. Адам огляделся, и глубже сунул руки в карманы пальто, пряча перевязанную ладонь под перчаткой. Магическое происхождение крыс было подтверждено и СМИ в том числе; первые же появившиеся теории связывали крыс с Бездной и полагали их эволюцией проклятия. От Бездны невозможно было спастись, но можно было не подпустить её близко.
- Не убирай далеко фонарик, - небольшой, но достаточно тяжёлый артефакт, способный в случае необходимости послужить и оружием ближнего боя против крыс, который Кромвель передал Джун в машине. - Он заговорён. И тут тёмно как... чёрт.
Он пнул подкатившуюся к краю ботинка пустую смятую банку из-под газировки.
- Выбирай: налево или направо?

+3

3

[icon]http://funkyimg.com/i/2ATAr.png[/icon]
Зимний воздух смешивался с богатой палитрой ароматов трущоб и оседал на языке терпким неприятным послевкусием после каждого вдоха. Джонстон достала пачку сигарет и закурила, табачный вкус и запах был своего рода щитом от обонятельной атаки этого непрезентабельного района.
— Ладно тебе, я вон уже и жильё себе присмотрела живописное, — тлеющий кончик сигареты указал на обшарпанный кирпичный таунхаус. В тёмных окнах виднелись белёсые тени занавесок.
Захлопнув дверцу автомобиля, Джун перехватила фонарик левой рукой и подошла к Кромвелю.
— И мы с тобой типа такие крутые охотники за Бездной. Перекати-поля не хватает в кадре, а в целом, я считаю, наша парочка достойна стать вдохновителем очередного мистического сериала.
В отличие от Адама, который сочетал в одежде элегантность и простоту, Джонстон любила принарядится. Сегодня, к примеру, она расхаживала в костюме-тройке мужского кроя. До полноты образа гангстера из сороковых ей не хватало разве что федоры.
Все эти крысиные дела, в одночасье заполонившие все новостные колонки и телепрограммы, не вызывали у Джун страха и беспокойства. Как всегда её движущий силой было любопытство. Многие её знакомые надеялись, что когда-нибудь Джонстон наконец-то столкнётся с чем-то по-настоящему страшным и перестанет радоваться всякой херне, но этого всё не происходило и не происходило. И не потому, что в жизни девушки не хватало страшных событий и явлений.
— Что ж, давай начнём с моего нового дома. Зайдём, осмотримся, планировку комнат оценим.
Джонстон подтянула накинутое на плечи пальто и пошла налево, к заинтересовавшему её с первого взгляда зданию.
Откройся, — щёлкнул замок и ручка легко провернулась, дверь открылась, пропуская незваных гостей в дом.
Щёлкнул включатель фонарика и ярким лучом прорезал в дымно-пыльном облаке дорогу яркого света. Стены, скрывавшиеся в темноте, будто пришли в движение, зашуршали сотней когтистых лапок.
Перехватив сигарету губами, Джун произнесла Слово и хлопнула ладонью по стене. От её пальцев по всей комнате разлилось огненное море. Этот огонь не вредил обоям и мебели, не причинял боли магам, но на крыс производил определённо занимательный эффект.

+3

4

- Судя по состоянию стен, нужно будет менять всю электрику. И трубы. Наверняка сгнили, - он оценивающе постучал костяшками пальцев по наружной стене, в равной мере покрытой чёрно-зелёной плесенью, расползающейся всё выше, и трещинами; казалось, любой неловкое или слишком резкое движение (с учётом того, что с ним была Джун Джонстон, эти движения обещали быть), и вся постройка сложится, как карточный домик.
Казалось, стены изнутри тоже были затянуты пушистой плесенью, в темноте отдающей синевой. Едва втянув носом воздух, Кромвель задержал дыхание, прикладывая к лицу ладонь в приступе всколыхнувшейся брезгливости: терпковато-сладкий запах прогнивших фруктов, тухлого мяса, - он надеялся, что оно было не человеческим, - стоячей дождевой воды, сбегающей тонкими струйками по стенам, вынуждая дешёвую краску надуваться пузырями и осыпаться крошащимися обломками им под ноги, а обои - растекаться бумажными ошмётками.
Когда он понял, что то, что покрывало стены ровными слоями, было не плесенью, а крысами, голову сдавило тисками отвращения и паники: Бездны не было нужды плескаться в стылых лужах или смотреть чёрной кляксой из-под потолка, вместо этого она кишела в гостиной в виде длинных скользких хвостов, чёрных слепых глаз и неестественно не отражающего свет меха. Рука под повязкой заныла. Кромвель сжал пальцы в кулак в кармане, избегая касаться второй рукой чего бы то ни было, но держа её так, словно готов был в любой момент защититься, если эта крысиная орда сойдёт со стен. Ощутимо довольная его осознанием Бездна колыхалась в предательской близости, заставляя стены ходить ходуном.

Очищающий огонь, в секунды охвативший всё то, что когда-то было прихожей, переходящей в гостиную, выхватил рыжими отблесками всё то, что Кромвель очень надеялся когда-нибудь развидеть. Крысы горели, без вони палёного мяса, без писков, без попыток спастись от пламени; горели заживо, если то, чем они были, в приницпе могло быть живым, и разве что сами не рвались в огонь. Таяли вязкими чёрными лужами, похожими на мазут, растекались по стенам, по полу, по потолку; разрозненные кляксы, отмечавшие места "смерти" каждой крысы, не оставались впечатанными в поверхность. Они продолжали жить, медленно стекаясь в одну большую лужу посреди гостиной. Лужа увеличивалась в диаметре, чтобы в какой-то момент начать постепенно подниматься вверх, тонкой двухмерной, и до боли знакомой, стеной Бездны. Она разрасталась в размерах до тех пор, пока не была уничтожена последняя крыса, и огонь не исчез, затухая. Заняла собой пространство от стены до стены, до потолка, вероятно, выше него, перекрывая проход дальше в дом.
- Джун, - Адам сжал её локоть. - Фонарик?..

+3

5

[icon]http://funkyimg.com/i/2ATAr.png[/icon]
— Думаю, давненько тут никто не живёт. Тяжело довести до такого состояния жилище за неделю.
Скосив взгляд на Кромвеля, Джун отметила, что тот, в попытке избавиться от ароматической симфонии, прикрыл дыхательные пути ладонью. Вытянула из пачки сигарету и протянула Адаму вместе с зажигалкой.
— Так, правда, полегче.
Сама Джонстон курила одну за другой, кофейная добавка гармонично вплеталась в табачные нотки и казалась глотком свежего воздуха в этой прогнившей тьме. Не отдёргивая руки от стены, Джонстон наблюдала за тем, как тушки мерзких зверьков превращались в чёрные, не отражающие свет кляксы, настолько чёрные, что вглядываться в этот цвет было больно.  Эта чернота впитывала магию, пламя стекалось к образовавшейся луже, исчезало в ней. Джун ощутила покалывание в подушечках пальцев, будто голодная тьма просила добавки, требовала кормить её ещё и ещё.
— Оно питается магией, — тихо проговорила, протягивая фонарик Кромвелю.
Сплошная чёрная стена теперь возвышалась над двумя магами и ухмылялась бездонной тьмой.
Джонстон отступила от стены и сделала несколько шагов к непроглядной черноте. Казалось, будто в голове звучит шёпот. Лёгкий, немного щекотный шёпот. Джун сделала ещё один шаг навстречу Бездне и протянула вперёд руку.
Остынь, —  сверкающие паутинки льда появлялись на тёмном, дышащем теле Бездны, и тут же исчезали.
— Есть идеи? — поинтересовалась у Кромвеля. В кончиках пальцев снова появилось покалывание, на этот раз более злое, нарастающее, будто укусы тех крыс.

Отредактировано June Johnston (2018-01-12 15:32:14)

+3

6

Кромвель нашарил протянутые сигарету и зажигалку, не отводя взгляд от чёрной стены. Табачный дым и правда немного перебивал вонь разлагающегося дома, кишащего крысиными всплесками Бездны. От такой близости источника питания ладонь начала сильней пульсировать болью, накатывающей короткими обжигающими волнами, и чёрными отростками пробирающейся выше по руку; Бездна и так была внутри в слишком неприятно интимном смысле, чтобы Адаму это нравилось. Всё же вытянув руку из кармана, он встряхнул кистью, словно пытаясь стряхнуть липкую мазутную паутину, оплетающую ладонь под перчаткой.
Он встревоженно наблюдал за тем, как Джун по доброй воле сокращает расстояние между собой и Бездной. Был уверен, что если бы не очевидные последствия, Джонстон давно бы нырнула в непроглядную черноту с головой, просто посмотреть, что получится. Сотни тысяч живых примеров говорили о том, что ничего хорошего. Им не нужен был ещё один.
- Есть. Отойди.
Это было то ли просьбой, то ли приказом. Джун была близко, слишком близко, и Кромвель почти физически ощущал лёгкий, еле слышный, но безумно навязчивый торжествующий шелест у себя в голове. Он не мог вычленить слова, не разбирал голосов, но этот шелест был чем-то осознанным и осмысленным.
- Не корми её.

Сконцентрировавшись на бьющейся почти живым сердцебиением боли в ладони, Адам перехватил её, сжимая, перекрывая поток, и направил в обратную сторону, не давая Бездне тянуть магию из него, а забирая её у неё самой. По капле, тяжёлой, густой капле, по чуть-чуть, не просто впуская её в себя, как делал слишком много раз до этого, а отбирая больше, чем она согласна была дать. Не пропуская её в голову, оставляя клокотать где-то под рёбрами, около давно бьющегося только благодаря кольцу на пальце магии. Кромвель облизнул в момент пересохшие губы, и неожиданно почувствовал медный привкус на языке; стянув со здоровой руки перчатку, обнаружил кровь под носом, стекающую ниже, на губы и подбородок. Утерев лицо рукавом, чтобы не увидела Джун, занятая близостью Бездны, он продолжил с новой силой. Мир шатался сильнее обычного, но, то ли ему казалось, то ли Бездна и впрямь аккуратно отодвигалась назад, на считанные сантиметры, но отступала.
- Фонарик, - Кромвель окончательно прижал запястье под носом и опёрся плечом о стену. - Вытяни из неё её магию в фонарик. Только.. осторожно. Не через себя.

+3

7

[icon]http://funkyimg.com/i/2ATAr.png[/icon]
— Без паники, только без паники, — Джун сделала два шага назад, подняв руки в открытом жесте, демонстрируя, что никаких самоубийственных намерений с собой сегодня не захватила.
На несколько секунд шёпот в голове стал практически шелестящим криком. Чёрная стена протестовала, ей больше нравились глупые, самоотверженные маги, добровольно идущие в ловушку. В принципе Джонстон была именно таким магом, тут Бездна не ошиблась. Но не сегодня, не сегодня. Прежде чем совершить что-нибудь отчаянно безрассудное, Джун должна была как минимум спасти мир.
Теперь шёпот снова был тихим, он звучал как давно позабытая колыбельная - так умиротворяюще и призывно. Будто погружал в самые тёплые и светлые воспоминания детства, напоминал о материнской любви и отцовской заботе. Вот только тут Бездна явно прокололась - у Джун таких воспоминаний не было и быть не могло. Конечно, возможно это была колыбельная для Кромвеля, но что-то подсказывало Джонстон, что и тут живая тьма не угадала. Наверняка на большинство магов этот шёпот действовал нужным образом, но только не на эту уникальную парочку.
— Вот же наглая стерва, пытается задобрить, — Джун комментировала действия Бездны, словно смотрела футбольный матч по телевизору.
Лёгкая рябь пробежала по непроглядно-чёрной стене.
— Адам, ты видел? Она сдвинулась! Что ты сделал?
Только сейчас Джонстон обернулась и посмотрела на мага. Видок у того был ещё тот.
— Эй-эй, ты поосторожнее давай, — перехватив левой рукой фонарик, правой придержала Кромвеля под поясницу. — Обопрись.
Рука с фонариком взметнулась на уровень солнечного сплетения, Джун щёлкнула выключателем, но на этот раз луч света не пронзил тьму, случилось нечто другое. Это было похоже скорее на луч непроницаемого мрака. Вот только лёгкое движение частиц происходило не от стеклянной линзы вдаль, а наоборот - тьма колючей чёрной пылью стекалась внутрь артефакта. Фонарик быстро потяжелел, стал вибрировать в ладони, раскаляясь с каждым вдохом очередной порции черноты.

0

8

Громкий шёпот в голове вытеснял все мысли. Кровь из носа пошла снова, и Адам тяжелее опёрся о Джун, еле слышно шепча заклинания, мешая в них всё подряд: не давая чёрному туману окончательно добраться до сознания, силой выдирая из Бездны её живые и дышащие странным осознанным дыханием куски, насильно вытягивая их в себя, зная, что эти - не задержатся. Не станут вплетаться, соседствуя с уже существующими, Бездны было достаточного много для контроля над ним, но то, что он отберёт сам, по всем законам принадлежало бы только ему. Что-то яростно рванулось под рёбрами, словно живое, грозясь их переломать; рука отозвалась обжигающе горячей болью, такой острой и сконцентрированной, что мир попытался раствориться в этой черноте следом. Стиснув зубы, Адам сорвал с руки перчатку: бинты были на месте, но теперь они набухали новой, свежей кровью. Он разорвал их Словом. Там, где раньше было чёрное пятно, остался только глубокий кровящий отпечаток, повторяющий его по форме. Кожа словно была вспорота острыми когтями того, что вырвалось из-под неё, возвращаясь в Бездну. Артефакт уже останавливал кровь, но рука продолжала пульсировать болью. Выпустив Джун, чтобы не виснуть на ней лишним весом, Кромвель сполз на пол по стене, ощущая, как Бездна уходит из него, отбирая обратно то, что он сумел удержать: не уходит даже, а отступает, бежит, в спешке прихватывая даже то, что явно не собиралась брать изначально, что должно было остаться. Чёрные корни по-прежнему крепко оплетали всё нутро, но тот ошмёток Бездны, что он вытянул из Коди, вернулся к своей хозяйке, оставив на память только кровящую ранку. Он прижал руку к груди, новой чередой заклинаний стягивая её края: теперь, когда влияние Бездны исчезло, делать это было намного проще, и организм поддавался магии. Стерев кровь из-под носа магией, Кромвель поднял глаза на Джун и её фонарик. Артефакт справлялся с задачей лучше, чем он сам, механически втаскивая в себя чёрные частицы Бездны, яростно метавшейся в замкнутом пространстве. Сфокусировав взгляд на фонарике, Кромвель набросил на него ещё несколько заклинаний, сильней сдавивших Бездну внутри, не позволяя ни вырваться наружу, ни перескочить на Джун.
- Джун, - Адам встряхнул ладонью, на которой проступил тонкий белый контур, напоминающий бледные шрамы. - Предлагаю выбрать другой домик для жизни. Этот какой-то... так себе.

+2

9

— Ты просто завидуешь. У тебя-то нет таких потрясающих обоев в лиловых цветочках, — Джун понятия не имела, что за артефакт сделал Кромвель из простого фонарика, но работал он улётно. Эдакий пылесос для Бездны. Впрочем, тьма не собиралась сдаваться так легко, она сопротивлялась, пыталась вырваться и яростно кипела там, внутри, среди пружинок и микросхем. Ладонь, сжимающую артефакт, жгло неимоверно, но Джонстон дышала сквозь зубы, не позволяя боли исказить её лицо. Ещё не хватало, чтобы Адам тут окончательно сложился на радость обступающей их тьме.
— Зато мы сегодня узнали много нового. Мне вот крысы больше нравятся, когда они - большое контролируемое пятно.
Что-то произошло и фонарик с другим треском выключился. Вокруг и так было темно, поэтому сложно было сказать, выполнил ли он свою функцию на сто процентов. В любом случае самым верным решением было бы выбраться отсюда поскорее.
Джун отступала назад маленькими шажками, пока не упёрлась спиной в стену. Сползла вниз, нащупала Адама и потянула того на себя.
— Мы достаточно погуляли сегодня, идём домой, зализывать раны.
Запрокинув руку Адама к себе на плечи, Джун подхватила его за талию и осторожно повела к выходу.
— Чур, я за рулём. Приглашаю в гости. Пиццу закажем, угощу тебя вискариком, поболтаем, подрехтуем тебя немножко, а там, чего доброго, и в скраблс жахнем партеечку.
Честно говоря, состояние Кромвеля немного пугало Джун. Она плохо представляла, как ему помочь, целительство никогда не было её коньком.
Усадив Адама на сидение, Джонстон обошла автомобиль и заняла водительское кресло. Мотор послушно загудел, разогреваясь.
— Ты как? Скажи, если что-то могу сделать, у тебя в этом опыта поболее.

Отредактировано June Johnston (2018-03-22 12:37:40)

+1

10

- Да. Завидую, - покорно подтвердил Кромвель, в последний (хотелось бы верить) раз оглядывая обои в этих цветочках: теперь, когда стены не кишели крысами, можно было разглядеть узор, медленно теряющий очертания из-за потёков воды и наползающей с потолка плесени. От мелких и пёстрых лиловых пятен начала болеть голова; или, может, виновата была всё же выжавшая его магия.
Бездны рядом не было, как не было её и в руке.
Странное чувство почти одиночества.

Протянув дрогнувшую руку, Адам сжал пальцы на обжигающе холодном фонарике, и опустил его в карман: к нему нужно будет вернуться, но - позже, уже дома, отдохнув хотя бы до такого состояния, когда он будет способен твёрдо стоять на ногах. Он отчаянно не хотел опираться на Джун слишком сильно, но переворошённый Бездной организм работал еле-еле, и ноги подкашивались. Кромвель кое-как выпрямился, насколько мог, и на мгновение упёрся ладонью в дверной косяк, помогая себе и Джун, чтобы тут же вздрогнуть, когда по пальцам мазнуло чем-то, отвратительно напоминающим по ощущениям шерсть. Короткую, жёсткую шерсть, которая обычно бывает у крыс.
Мазнуло и исчезло.
Он коротко резко огляделся, отчего заныла шея, но посеревшие и облезающие стены дома смотрели всё теми же цветочками, без каких-либо намёков на чёрные пятна: казалось, фонарик вобрал в себя всё. Ни один артефакт в мире не был способен удержать Бездну в себе, но сдержать её неотвратимое наступление хотя бы на пару минут, часов, дней фонарик был в состоянии. Обратный отсчёт уже пошёл: Бездна рвалась на свободу.

- Скраблс - это удар ниже пояса, - Кромвель снова прижал ладонь к животу и чуть сполз на сиденье, прикрыв глаза, и чувствуя, как ремень безопасности врезается куда-то в шею. - Ты всегда выигрываешь. Тогда так, проигравший пьёт, выигравший не возмущается.
Руку напоследок кольнуло болью ещё раз.
- Я жив. Бездна старается этого не допустить каждый раз, но... - он опустил ладонь в карман и сжал фонарик. - Заедем ко мне, мне нужно кое-что забрать из мастерской. Чтоб ты знала, мы сейчас везём маленькую бомбу, напичканную Бездной, поэтому держи руки на руле как по учебнику, и надейся, что нас не остановят.

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE PLAGUE I [12.01.2018] Set This Dump Ablaze