В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE ALTAR I [12.02.2018] Nothing But Pain


THE ALTAR I [12.02.2018] Nothing But Pain

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Nothing But Pain


За ночь в реанимации Эвис стало хуже. Врачи не дают никаких обещаний, бросая все силы на то, чтобы удерживать девочку в стабильном состоянии, и ищут скрытые повреждения и травмы в мозгу. Самое время подключить к команде ещё одного врача - настоящего специалиста своего дела.

who
Кэрол Флойд, Адам Кромвель

where
частный госпиталь Хайгейт

+2

2

Аутоагрессия, спровоцированная голосами из Бездны, - сама жизнь подкидывала истории, которые не сымитировать даже в самых идеальных лабораторных условиях. Это было занятно. Будь в Кэрол хоть унция религиозности, она бы поверила в высшую силу, которая устала от раковой опухоли магии на теле человечества и направляет руку, ищущую лекарство. Вот только в высшую силу Флойд не верила, все было исключительно случайным стечением обстоятельств. Но кто сказал, что волю случая нельзя развернуть в свою пользу.
Доктор Тейлор позвонил ночью. Кэрол не хотела даже думать, какая каша сейчас кипит в сознании коллеги, как в этом месиве мыслей возникло ее имя и почему он решил именно звонить.
Кэрол честно подняла трубку и выслушала сбивчивые извинения за беспокойство в такое время суток и клятвенные уверения, что вопрос чрезвычайно важный. Флойд молча выслушала, нажала кнопку "отбой вызова" и быстро набрала смс: "Я тебя услышала".
Ответ не заставил себя долго ждать: "Извини, не подумал, все мысли о другом. Ты ведь знаешь про выкалывающих себе глаза подростков? Ко мне вчера поступила такая. Но она была настойчивее других. Похоже, задет мозг. Нужна консультация".
Кэрол облизнула губы и быстро набрала ответ: "Поняла. Встретимся через полчаса" Девочки с ножницами в глазах вот уже несколько недель входили в топ вызывающих интерес "Сферы" тем, а сейчас возможность прикоснуться к материалу плыла прямо в руки.
Флойд собралась в рекордные десять минут и меньше чем за пятнадцать минут пересекла ту часть города, которая разделяла ее и госпиталь Хайгейт. Без сомнения эти ночные гонки будут дорого оценены полицией, но Кэрол эти мелочи не волновали, оправдание "пациент ждать не мог" всегда помогало смягчить участь.
Доктор Тейлор был бесконечно любезен перейти сразу к клинической картине, не теряя времени на ритуалы вежливости. Жаль только эта картина была небогата на краски. Травма глаз, потеря крови, в сознание не приходила, состояние на данный момент стабилизировать не удалось.
Кэрол постучала пальцем по монитору, по строчке, где в электронной истории болезни говорилось про нестабильное состояние. Флойд надеялась, что коллеге хватит опыта верно интерпретировать ее вопрос, но нет. Пришлось тянуться за листом бумаги и карандашом.
"То есть пара дней без надежды на топографию?" - крупными печатными буквами поинтересовалась Кэрол.
- Пока да. Пока только так. Возьми, - отозвался доктор Тейлор, впихнув в руки Кэрол снимок рентгена.
В легенде снимка было имя - Эвис Кромвель. Дело с каждой минутой становилось все занятнее. Кэрол вгляделась в снимок, пустота, вызывавшая опасения коллег была достаточно заметна для того, чтобы начать что-то подозревать. Основания вмешаться однозначно были. Оставались лишь формальности.
"Согласна. Сейчас покажешь ее, а утром решим с главным врачом," - изложила на бумаге свой вердикт Кэрол.
Доктор Тейлор облегченно выдохнул. Он слишком отчетливо запомнил, как вчера полыхнула стена в госпитале. И это была всего лишь первая волна беспокойства. Что же будет, если станет хуже? Доктор был хорошим врачом, но все же без абсолютной отдачи работе и потому слегка побаивался такого груза ответственности, и в глубине души был даже рад эту ответственность скинуть, тем более, что Кэрол сама подставляла плечи.
Изучение уже собранного анамнеза, несколько дополнительных анализов и улаживание всех юридически необходимых формальностей растянулось почти до девяти утра. Оставалось лишь поставить в известность родственников пациентки. К этому моменту доктор Тейлор окончательно утвердился в мысли, что он сделал все, что мог, к тому же, его смена уже несколько часов как окончилась, так что он мог позволить себе передать контроль за дальнейшим лечением в руки Кэрол и, пожелав удачи, отправиться домой, оставив Флойд свыкаться со сложившимися обстоятельствами.

Отредактировано Carol Floyd (2018-01-06 02:22:15)

+3

3

Успокоительное зелье, на скорую руку и тайно созданное Стриклендом на его собственной кухне, вырубило его на остаток ночи и добрую часть  утра. В Хайгейте сказали ждать, и Кромвель ждал. Безудержно шерстил интернет, совершал хаотичные звонки по сомнительным номерам в разные концы Лондона и за его пределы, каждую секунду занимая руки и голову чем-то, что отвлекло бы его от мыслей от Эвис, но всё равно было связано с ней. Так отступало ощущение, что он сидит, сложа руки. Так была хотя бы иллюзия того, что он не бесполезен.

Адам позвонил Эвану утром, когда утвердился в том, что способен адекватно говорить о состоянии Эвис; бросил буквально пару сухих фраз, не вдаваясь в детали, только лишь обрисовывая общую неприглядную картину. Эван предложил приехать. Кромвель не сказал "нет", как не сказал и "да", и даже не уточнил, куда именно приехать. Ни в больнице, ни у него дома, от Эвана толку будет не больше, чем сейчас от него самого. Любая иллюзия контроля над ситуаций бесследно испарилась, и теперь всё летело в безумное никуда; Кромвель ненавидел себя за то, что не мог остановить этот полёт. Как не мог предотвратить, так не может и вмешаться, оставленный только бессильно наблюдать на обочине. Собирал остатки магии, игнорировал подползающую всё ближе заинтересованную Бездну, то и дело возникающую у него за плечом, и дышащую леденящим кровь ничем в затылок. Он слишком хорошо понимал, чего она хотела, чтобы поддаться немым уговорам.

Слухи о его всплеске эмоций явно уже распространились за пределы пустого коридора, пускай все последствия и были незамедлительно устранены. Вернувшийся с утра в госпиталь, пусть и ощутимо морально вымотанный, что отпечатывалось на лице, Кромвель не выглядел не контролирующим себя психом. От него всё же потребовался ряд бумажных формальностей, с которыми он долго возился на стойке администрации, оставив ряд подписей, и подтвердив наличие страховки.
- Мне нужно поговорить с доктором Тейлором, - сдвинув рукав рубашки, Адам посмотрел на часы. - По поводу дальнейших... действий.
Администратор снова обратилась к бумагам, шелестя разноцветными бланками. Приёмная разрывалась голосами, коротким детским плачем, телефонными звонками; перемигивалась не снятыми с Рождества разноцветными гирляндами, оплетающими стойку.
- У доктора Тейлора закончилась смена.
- В смысле?
- Он пошёл домой, - терпеливо пояснила женщина за стойкой; Кромвель не утруждал себя знакомством с именем, написанном на бейджике. - Эвис пока что занимается наш другой врач. Доктор Флойд.
- Хорошо, - это было даже близко не хорошо. - Пусть доктор Флойд. Где мне его найти?
- Её.
- Её. Так где?
- Она сейчас у главного врача. Я позвоню и скажу, что вы её ждёте, а пока, пожалуйста, посидите здесь.

Оттолкнувшись от стойки, Кромвель послушно отошёл, и сел на один из откинутых стульев, снова глядя на часы. Было почти десять.

+3

4

Позвонить куда-либо девушка-администратор не успела, Кэрол появилась у стойки регистрации лично буквально через несколько минут. Нет, передавать информацию воздушно-капельным путем или силой мысли в госпитале также не умели, просто опыт подсказывал Кэрол, что родственники пациентов с неопределенными диагнозами - самые ранние и настырные птицы. Это уже потом, когда план лечение выработан и требуется согласие на использование какого-то препарата, этих родственников не может отыскать вся полиция города. А когда все неопределенно, родные просто жаждут поговорить с врачом. Нынешний случай был, конечно, уникален и своеобразен, но все же это был не повод считать его исключением из правила о родных. Так что, покончив с формальностями, Кэрол спустилась в холл с расчетом на то, что у нее есть минут пять-десять на чашку кофе до явления родственников. Но, видимо, где-то она ошиблась в расчетах или же в тот момент, когда она схватилась за эту историю с Бездной, у нее опять испортились отношения со временем. Пяти минут на кофе не было. Тот самый родственник, той самой пациентке уже ждал в холле госпитале. Нет, в "Сфере" не практиковали метание ножей в портреты оппонентов для снятия стрессов и даже не заставляли зубрить врагов в лицо, Кэрол бы, может быть, даже не сразу сообразила, кто такой их единственный утренний посетитель, если бы не выразительный взгляд администратора, не оставляющий сомнения, с каким доктором желает общаться визитер. Пяти минут на кофе катастрофически не хватало.
- Док... - не заметив реакции на выразительные взгляды, попыталась обратиться к Флойд администратор. Милинда, кажется, ее звали Милинда. Кэрол бесцеремонно, но мягко прикрыла ей рот ладонью, требую молчать. Для убедительности Кэрол приложила палец свободной руки к губам, классическое "молчи". Ее день начался в три ночи, ей нужна хотя бы минута, чтобы собрать мысли перед разговором.
Нужна хотя бы минута. Пальцы предательски закололо, вены обожгло изнутри, а в сознании скрипом ногтя по стеклу прозвучало "еще минута". Кэрол мотнула головой, прогоняя наваждение. Она справиться сама.
Флойд убрала ладонь от губ Милинды и показала на пальцах цифру "два". Дай пару секунд. Для очистки совести администратора Кэрол по памяти написала на стикере номер карточки и кивнула на принтере: "Распечатай". К этой просьбе Милинда отнеслась с куда большим энтузиазмом. Зашелестел принтер. Кэрол тем временем потянулась к кофейному аппарату. Двойной эспрессо с тройным сахаром - адская смесь для особых случаев, именно таких как сейчас. Дрянь была проглочена в два глотка, ровно за секунду до слишком бодрого:
- Готово, доктор! - в исполнение Милинды.
Бросив пустой стаканчик из-под как бы кофе в ведро, Кэрол забрала у администратора распечатки. Подозрительно много распечаток. Слишком много для анамнеза с минимумом информации. Флойд беглым взглядом пролистала врученные ей документы. Расписка о том, подписка об этом и прочий формальный бред, который стоил дешевле бумаги, на которой его печатали. Кэрол слишком долго работала в психиатрии, чтобы верить хоть одной расписке, в критической ситуации помогает только ловкость рук и быстро сделанный укол мощного седативного, но никак не бумаги. Выбрав исключительно листы с историей болезни, Кэрол бросила все остальное на стойку администратора. Получилось не слишком аккуратно, несколько расписок полетели на пол.
- Это же о непричинении вреда больничному имуществу! - запричитала Милинда. - Вы ведь слышали про стену, доктор, - администратор была готова сорваться с места, чтобы собрать бумаги с пола. Кэрол пришлось придержать девушку за плечо, заставляя остаться на месте. Кивок на часы, а затем в сторону посетителя. Пора.
- Мистер Кромвель, - поняв, что от нее надо, защебетала Милинда, - мистер Кромвель, вы хотели поговорить с доктором Флойд.
Кэрол убрала руку с плеча администратора, позволяя девушке нырнуть собирать документы. После чего Кэрол развернулась, внимательно посмотрела на родственника той самой пациентки и коротко кивнула в знак приветствия.

+2

5

Услышав своё имя быстро погрузившийся в собственные мысли Адам повернул голову, привстав со стула, готовый сорваться прямо сейчас. Наткнувшись взглядом на новую фигуру, появившуюся рядом с администратором, распознал в ней преемника доктора Тейлора, который теперь должен был взвалить на свои плечи это дело. Кромвель не ожидал, что она появится так рано, и не успел подготовиться к этой встрече морально; на пути в больницу он кое-как разобрал ворох встревоженно клубящихся мыслей на составляющие в попытках рассортировать вопросы от наиболее к наименее важному, но жизненно важным казалось всё. Всё, что касалось Эвис. Не знал, с чего начать.
Кромвель прекрасно понимал врачей,  относящихся к сложным случаям с недоверием и/или ярко выраженной неприязнью, поскольку сам был по схожую сторону баррикад, и знал, какую головную боль приносило всё, что выбивалось за рамки обыденности, и обычно бывал солидарен. Но не теперь, когда дело касалось его дочери. Теперь он хотел видеть на месте лечащего врача кого-то, кто готов был положить бессонные ночи на то, чтобы Эвис продолжала жить. Доктору Флойд лучше быть таким врачом.

Поднявшись со стула, он в несколько шагов пересёк приёмную, и протянул руку:
- Доктор Флойд. Адам. Адам Кромвель. Отец.. Эвис. Рад знакомству. Простите, что я так рано.
Он выдал все необходимые формальности фактически одной фразой, чтобы больше к ним не возвращаться.
Внешнее спокойствие достаточно хорошо скрывало то, как внутри всё переворачивалось от необходимости разговаривать о состоянии дочери вслух; в его голове это звучало не так страшно и отчаянно-безнадёжно, но стоило этим мыслям быть озвученными, всё становилось хуже.
- Я могу увидеть её?

+2

6

Рукопожатие получилось коротким, в одно касание. При общении с родственниками больных не было смысла устраивать пантомиму из знакомства. На поток формальностей Кэрол даже реагировать не стала. И вот прозвучал первый вопрос.
Флойд прикусила губу и пальцами левой руки потерла переносицу, как будто она пыталась вспомнить нужный ответ.
- Вы должны ознакомиться с правилами посещения интенсивной терапии и реанимации, мистер Кромвель, - решив, что доктору не хватает фраз, вклинилась в разговор Милинда.
Не секунду вынырнув из собственных мыслей, Кэрол дважды щелкнула пальцами перед носом администратора и приложила палец к губам "молчи". Ознакомление с правилами волновали Флойд меньше всего, потому что она слишком хорошо помнила, что в них написано. Самая-самая первая строчка: "Посещение возможно, если нет открытых ран и не проводятся инвазивные манипуляции, при соблюдении следующих инструкций...". Про инвазивные манипуляции Кэрол помнила прекрасно - ИВЛ и катетеры в нужном количестве поставили еще вчера, все остальное на данный момент невозможно. А вот с открытыми ранами было сложнее, в больничном деле значилось, что с наложением лигатуры у коллег вчера были трудности, и результат оказался "что могли". Вот только за этими размазанными формулировками могло скрываться что угодно, лишний раз кантовать больную ради уточнения не хотелось, не то состояние. Кэрол честно мысленно попыталась прикинуть, какие именно могли быть трудности у коллег и, что из этого сейчас важно. Получалось слишком много вариантов, Кэрол мысленно представила, как она делает лоботомию тому, кто пишет "что могли" в анамнезе, и извлекает из его мозга правильный ответ. Это успокоило, но не сильно помогло. "Ладно, речь же шла только про увидеть, понимай буквально," - нашла выход из ситуации категории "не то, не се" Кэрол.
Небольшой кивок головы и указание рукой на один из коридоров в качестве предложения "Пойдем". Не дожидаясь ответа, Флойд направилась в сторону палаты интенсивной терапии, куда перевели Эвис. Кэрол надеялась, что Кромвель догадается следовать за ней. О том, что поворачиваться спиной к магу опасно, Флойд в данный момент не думала, загадочные трудности с наложением лигатуры всецело поглотили ее мысли. Остановившись в коридоре у палаты номер 79, Кэрол встала спиной к двери, преграждая путь в палату, и жестом указала на окно в стене - смотрите.

+2

7

У него всегда плохо выходила магия сознания. Кромвель был не в состоянии организовать даже собственные мысли, не говоря уже о том, чтобы пытаться манипулировать чужими; память и вовсе была слишком болезненной темой и скользким концептом, чтобы он мог взаимодействовать с ним без вреда для себя и окружающих. Боялся растрясти бутылку так, что вылетит пробка, с такой нездоровой тщательностью утрамбованная в стеклянное горлышко.
Всё же Адам не мог просто стоять и смотреть. Он сам лично объяснял Эвис, как закрывал своё сознание от других сам, и заставлял тренироваться на нём, выстраивая стены, которые она должна была преодолеть, чтобы добраться до изменённого пароля на домашнем вай-фае. Для Эвис это было игрой, всё время - только игрой, ничем больше, но Кромвель не отступал и постепенно усложнял задачу до тех пор, пока Эвис не нашла способ обходить его защиту и организовывать свою, так, что пробиться не мог уже он. Это было необходимой мерой безопасности. Он слишком тесно общался с Коди, чтобы не знать, насколько опасна магия, влияющая на сознание, и как сильно она переворачивает всё, безжалостно вытряхивая всё самое сокровенное, и всех самых тщательно похороненных скелетов.

То, на что он наткнулся в сознании Эвис, не было... Эвис. Защита Эвис была в разы легче, изящней, хитрее и сложнее, как сотня тысяч маленьких замков с постоянно меняющейся формой замочной скважины, к которой невозможно было подобрать ключ; то, что было там сейчас, выглядело как глухие чёрные стены, уходящие на сотни метров вверх, сжимающие сознание в тесную клетку. Стены молча смотрели в ответ Бездной. Кромвель отшатнулся, невольно повторяя этот жест и физически, несильно, но делая несколько шагов назад. Пряча произошедшее, он отвёл взгляд от окна, и перевёл его в лицо врача.
Врач молчала. Всё это время она молчала, и Адам обратил на это внимание только сейчас, слишком занятый своими мыслями, своей подступающей к горлу паникой из-за безжизненного тела Эвис за стеклом, опутанного тысячей проводков, с мигающими экранами, значения которых он не знал и не понимал, и оттого пугался их ещё больше.
- Вы не сказали ни слова, доктор Флойд. Это не очень.. обнадёживает, - Кромвель снова метнулся взглядом к Эвис. - Доктор Тейлор сказал, что вам не удалось сохранить ей зрение. И глаза.. тоже.
Он с усталым отчаянием потёр ладонью лицо, прижимая пальцы к глазам. Тяжело выдохнув продолжил, отняв руку.
- Что ещё? Это сложная травма, что ещё.. было задето?
Адам задавал вопросы, на которые безумно не хотел знать ответ.

+3

8

Маг не стал настаивать на допуске в палату, он покорно уткнулся в стекло. По видимому шевелению губ можно было догадаться, что он пытается дотянуться до ребенка иными способами, но слов не было слышно. Кэрол даже не пыталась прислушиваться или что-то разобрать. Быстро сообразив, что ей не угрожают длинные дискуссии про правила допуска к пациенту, Кэрол отвернулась от мага и уткнулась взглядом в репродукцию "Композиции №3" Модриана. Точка в правом верхнем углу красного квадрата показалась Кэрол наиболее достойной внимания, потому что она была теплой, в отличие от ледяной пустоты за дверью 79 за спиной, которая вязко колыхалась, отзываясь на действия проклятого мага. Ледяная лавина, казалось, готова была хлынуть из палаты и, возможно, обернувшись, Кэрол бы увидела, как она просачивается из всех щелей. Но Кэрол не хотела оборачиваться, она смотрена на правый верхний угол красного квадрата, как будто кроме этой точки на этаже, в больнице, в Лондоне ничего не было, не существовала. Только красная точка, как опора в ледяной липкой мути и только уцепившись взглядом за эту точку можно устоять на островке спокойствия. Кэрол хотелось закрыть глаза и представить кокон, который закрывает ее от того, что грозить вырваться из-за двери 79, но это было непрофессионально, поэтому приходилось изображать, что ничего не происходит и цепляться за красную точку на картине. Благослови же хоть кто-нибудь абстрактную живопись!
Сколько прошло времени - минута, три, пять, десять - Кэрол не знала, при ее слишком плохих отношениях со временем такое было не почувствовать, а отводить взгляд от красной точки и искать часы не хотелось. Но в какой-то момент маг наконец сумел оторвать взгляд от несчастного ребенка и разбил тишину вопросом.
Кэрол оторвала взгляд от красной точки, чтобы посмотреть на мага и убедиться, что ей не послышалось, он и правда такое спросил. А потом захотелось убить Милинду, медленно и со вкусом свернуть ей шею, как безмозглой курице. Вот почему эта горе-администратор догадалась подписать у посетителя гору безумных документов и при этом забыла предупредить о маленькой особенности доктора. 
Долго возмущаться поведением администратора Кэрол не смогла, потому что маг выдал следующий вопрос. И список тех, кого хотелось убить Кэрол, пополнился доктором Тейлором. Как он мог такое ляпнуть? Маг, конечно, не человек и человеческого отношения не требует, но должен же быть элементарный профессионализм, чтобы не вещать ярлыки диагнозов раньше времени. Если бы Кэрол могла, она обиделась за профессию, но это было слишком затратно по эмоциям, да и ситуация не располагала.
Приложив палец к губам, Кэрол попросила мага хоть на минуту перестать задавать вопросы. После чего доктор достала и кармана небольшой планшет и принялась торопливо печатать. Кое-как набрав ответ, Кэрол впихнула планшет в руки мага, расчитывая, что он сообразит прочесть.
"Мистер Кромвель, доктор молчит, потому что физически не может говорить. Мне жаль, что вас не предупредили. Доктор Тейлор поспешил с прогнозами. На данный момент ничего не ясно. Ваша дочь вчера поступила в больницу с болевым шоком и значительной кровопотерей. Главное было не допустить комы, задача врачей была обезболить и остановить кровь. Проводить детальный осмотр в таком состоянии невозможно. Без результатов осмотра любой прогноз - не более, чем гипотеза. Могу предложить несколько от достаточно оптимистичной, где уцелели все фрагменты кровеносной и нервной системы глаза, если это так, то можно попытаться сохранить зрения. В худшем сценарии есть необратимые повреждения мозга. Детальный осмотр в таком состоянии опасен, нужно дождаться стабилизации и тогда говорить о характере травмы"

Отредактировано Carol Floyd (2018-01-13 20:09:46)

+2

9

Адам несколько раз перевёл взгляд с планшета на лицо доктора Флойд и обратно, прежде чем ошарашенно покачать головой, на мгновения отвлекаясь от ситуации с Эвис.
- Я приношу свои извинения. Я.. не знал.
Он попытался вспомнить, упоминала ли что-то администратор, и не смог: всё, что было за пределами палаты 79, его сейчас не волновало. Вроде бы, она не говорила. Может, что-то было в бумагах, которые он подписывал, почти не глядя, только лишь мельком просканировав на предмет очевидных неточнестей и возможных лазеек, но и в них он тоже не был сейчас уверен. Даже в себе - не был. Тем более в себе. Кромвель коротко сжал переносицу пальцами, держа в правой руке вручённый врачом планшет, и выдохнул снова – этот жест помогал избавиться от всего того, что вертелось на языке, но не должно было быть озвучено.
- Хорошо. Наверное.
На всякий случай он ещё раз пробежался взглядом по наскоро отпечатанным строчкам, перечитывая неточный приговор, пытаясь найти в них хотя бы какое-то подтверждение тому, что всё на самом деле хорошо. Раз доктор Тейлор поспешил с прогнозами, должен быть шанс. Должен быть хотя бы какой-то намёк на надежду; всё, что он сам мог, он уже сделал. Точнее, не сделал: не был рядом, когда был нужен, пропустил тревожные звоночки, не рассмотрел, не понял, не успел. И теперь жизнь Эвис находилась в руках врачей, потому что Адам слишком хорошо знал пределы возможностей магии: она не может вылечить. Она может только продлить агонию.
- Я знаю, что вы не можете мне сказать ничего прямо сейчас, но какова.. какова в принципе вероятность худшего сценария? – крепче сжав в пальцах планшет, чтобы не выронить случайно от дрогнувших рук, Кромвель протянул его обратно доктору Флойд, глядя на неё. – И могу ли я что-то для неё сделать?
Не оборачивался на окно только усилием воли, потому что уже знал, что именно там увидит. И, в сто раз хуже – что почувствует магией.

- Это Бездна.
Пауза после предыдущих его слов была слишком короткой, так, словно Кромвель оборвал сам себя, внезапно перескочив на другую мысль. Он пробормотал это почти только для самого себя, но продолжал смотреть на врача, перейдя к новым вопросам.
- Вы разбираетесь в этом? Вы встречались с ней раньше?

+3

10

Извинения были внезапно. Как глоток кипятка в тумане - вокруг белое молоко воздуха, который при вдохе ртом оказывается обжигающее горячей водой. Логический коллапс. Кэрол пришлось закусить губу, чтобы не сильно удивиться. Голосовые связки - это не та травма, которая мешается жить обычному человеку и доктору, травма рук в этом плане гораздо опаснее. Так что обычно неспособность говорить воспринимали просто как нелепую особенность, как десять родинок на одной щеке, поэтому никто даже не пытался испытывать неловкость, задевая старый шрам. А маг извинился и сделал это так, как будто речь шла о тяжелом увечье. Хотя, наверное, в их мире потеря голоса что-то значила. Совладав с удивлением, Кэрол показала "окей", все в порядке, извиняться не стоило, есть более важные вещи.
Маг, надо сказать, довольно быстро вернул свое внимание истинной теме разговора. Правда, вопрос оказался еще больше дрянью, чем неожиданные извинения. Кэрол прикусила губу чуть сильнее, почти до крови, чтобы случайно не высказать то, что она думает о шансах. Какая вероятность худшего сценария? Проклятый маг. Тут реанимация, где доли секунды переворачивают любые прогнозы, а не чертово казино, где жизнь поставлена на зеро и с какой-то вероятностью может быть проиграна, и отобрана беспощадным крупье. Хотя, тут ведь замешана Бездна, а значит, сравнение с чертовым казино не так и плохо, только цифры на рулетке меняются местами без предупреждения, а шарик летает с нарушениями законов гравитации и абсолютно бессознательно. Кошмарное нигредо. Кэрол все-таки прокусила губу до крови, от количества нежелательных вопросов. И все же нужно было изобразить хоть какую-то реакцию.
Кэрол потянулась к планшету, размышляя, как не убить врачебную этику в несколько строк. Более ли менее сносный сгусток фраз возник не сразу. Кэрол слизнула кровь с трещинки в губе и напечатала:
"Ваша дочь вчера ножницами задела себе артерию, в такой ситуации опоздание с оказанием помощи означает смерть от потери крови, но Эвис успели найти и довезти до больницы. Один свой билет жить она уже вытащила, хотя, вероятность была так себе. Так что не стоит пытаться оценивать шансы любого сценария. Все может измениться под воздействием многих случайностей или Бездны случайностей, если хотите. И да, у меня были пациенты с проблемами из Бездны. Больше не могу пояснить, врачебная тайна. Но я готова выслушать вас, можете высказать свои соображения. И главное, внимательно проверьте данные в медицинской карте Эвис. Аллергии, перенесенные болезни, хроники, наследственные проблемы со здоровьем. Точность в таких нюансах очень важна для правильного лечения. Это то, чем вы реально можете помочь дочери сейчас".
Кэрол поставила точку и передала визави планшет с вымученными словами. Философия никогда не была сильной стороной Кэрол, а роскошь точности формулировок в данный момент была не доступна, слишком много деталей было оставлено за пределами строк на экране.

+2

11

- У вас кровь.
Он превратил эту фразу в заклинание случайно, автоматически, не думая о том, что говорит и как. Вглядывался в лицо врача со слишком внимательным напряжением, чтобы не заметить резанувшую взгляд каплю крови на губе, еле заметную, но всё же присутствующую. Брошенные Слова мгновенно закрыли ранку: пока Бездна не переломала его магию, Адам мог в тысячу раз больше, но она не смогла отобрать у него то, что было врождённым. Магия, влияющая на организм, по-прежнему давалась легче прочих, и он мог позволить себе потратить одну маленькую искорку магии на чужую царапину, не угрожающую жизни и здоровью.
Кромвель принял планшет снова.
Не выдержав, всё же обернулся через плечо, совсем немного, так, чтобы зацепить окно краем глаза, чтобы удостовериться, что Эвис на самом деле всё ещё там, сражается за собственную жизнь с Бездной. Адам не знал, чего он боялся больше: того, что она может проиграть, или того, что может выиграть. Победитель в любом случае был только один, и им была не Эвис.
Спасали мысли о том, что она была сильнее него. У Эвис было больше магии, больше способностей, больше сил, и, может быть, если она бросит это всё против Бездны, у неё есть шанс отгородиться от неё, выгнать из своего сознания и тела, и не подпускать больше.
Чёрные стены, плотно сдавливающие мозг, говорили об обратном, но Кромвель упирался.
- Хорошо. Да. Медицинская карта. Где я.. где мне её найти? И к кому обратиться, если там что-то не так? И как связаться с вами?
Волнами накатывали беспомощность и растерянность. Отвратительная комбинация.

+2

12

И чертов маг сказал: «У вас кровь».
Что именно кровь? Изменила направление кровь и потекла против течения? Пульсирует в ушах кровь? Вытекла через глаза кровь? Затопила все мысли кровь? Или она просто оранжевая кровь? Или кровь должна быть терпкой на вкус и рассыпаться на шарики как ртуть? И почему все-таки кровь, а не корица, неужели потому что краска кончилась? А была ли кровь? Может это просто алый порошок абразивный, потому и царапина. С кровью. Если, конечно, она тут замешана.
Смысл слов ускользал, точнее, уплывал и тонул, смытый, сбитый волной ощущений. И спасать оставшуюся без смысла фразу или вылавливать утопленника-смысл, было некому. Две маленькие сущности, на которые рассыпалось сознание Кэрол, были слишком заняты. Первая полу-Кэрол была почти подлинником и абсолютно искренне ненавидела положение объекта действия, она была слишком активна, ей было остро необходимо отреагировать, закричать  «нет», проклясть, оттолкнуть, хотя бы ударить, любое активное действие, потому что для этой Кэрол было мучительно до выверта сознания оставаться пассивной при грубом вторжении в личное пространство. Ей нужно было сопротивляться или хотя бы кричать. Но мешала вторая полу-Кэрол, которая квази-разумная, потому что намертво прикованная к мысли о важной цели и значимом эксперименте. Эта Кэрол как-то понимала фатальность срыва и сопротивлялась, заставляя другую полу-Кэрол не реагировать, а тело молчать и не шевелиться. И эта Кэрол была очень сильной, поэтому, не смотря на внутренний взрыв, внешне Флойд выглядела мертвецки спокойно. Просто до судороги лицевых мышц спокойно. Оставалось лишь только выйти из внутренней раздвоенности, пока челюсть не хрустнула из-за слишком плотно стиснутых зубов.
«Тише-тише-тише,» - мысленно гипнотизировала сама себя Кэрол. Успех был поверхностным. Волна эмоций так и не схлынула, но теперь, как сквозь толщу воды, вернулось восприятие окружающего мира. И оттуда, как свет спасительного маяка возникли слова «медицинская карта». Это было именно то, что она добыла у Мелинды и захватила с собой.  Рефлексы сработали безошибочно. Флойд впихнула в руки Кромвеля внезапно полезную пачку распечаток, рассчитывая, что это даст ей паузу на склейку сознания из половинок, пока проклятый маг продирается через дебри детских прививок и группу крови. Так вот где была она – кровь!

+2

13

Адам рассеянно листал страницы распечаток, скользя взглядом по отпечатанным строчкам, сравнивая все детали, сверяя, отмечая верность адресов, дат, обновлённых прививок. Всё было так, всё было верно. О наследственных болезнях информации не было: он навёл все справки, которые мог, перетряхнув биографию и родословное древо Грациани. Ему повезло хотя бы в том, что оба биологических родителя Эвис не поддерживали контакты с родственниками, и тайна усыновления оставалась тайной. Но всё же.
- Здесь.. всё верно. Я проверил. Кое-что дважды.
Он проверял добрых пять минут, переворачивая страницы туда-обратно, вчитываясь в давно выверенную и знакомую информацию, пытаясь выгнать из головы рой вопросов, на которые ему всё равно никто не даст ответа сейчас. Доктор Флойд явно была не из тех, кто строит предположения, основываясь на чём-то, кроме фактов. Нужно время. Нужно ждать.
Кромвель мысленно скривился и передал карту обратно врачу.
- Спасибо, что взялись за это.
"Это" довольными чёрными облаками клубилось в растревоженном сознании распростёртого на кровати ребёнка. Это было больше, чем попытки сохранить зрение. Неравная битва за само сознание, за самое "я", в которое пыталась вонзить чёрные когти Бездна.
- Если что, пожалуйста, поз... - он оборвал сам себя, сглотнул, повёл рукой в воздухе и поправился. - Напишите мне.

+2

14

Рутина спасет мир. Двойная перепроверка медицинской карты стала по-настоящему целебной паузой для Кэрол. Трещины в маске нормального обыкновенного врача были подклеены, так что Флойд даже смогла бледно улыбнуться в ответ на случайную оговорку, демонстрируя, что это сущая мелочь по сравнению со всем остальным.
Подобные жесты для Кэрол были редкостью, чаще она предпочитала скинуть разговоры с родственниками на администратора, так было проще. Но этот случай изначально был особенным и потому достойным редкого жеста. Флойд отыскала в нагрудном кармане визитку - прямоугольник в фирменных цветах госпиталя, где были только имя, специализация, электронная почта и номер телефона - и молча протянула карточку магу.
Сочтя, что такого жеста вполне достаточно для прощания, Кэрол развернулась и направилась к лифту. Ее кабинет находился на другом этаже, и ей еще нужно было до конца дня сделать хотя бы наброски программы эксперимента, точнее лечения.

+1


Вы здесь » To The West of London » Завершённое » THE ALTAR I [12.02.2018] Nothing But Pain