В верх страницы

В низ страницы

To The West of London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » To The West of London » Игровая картотека » Джайлс Аркрайт, маг


Джайлс Аркрайт, маг

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/2Abtd.gif http://funkyimg.com/i/2Abtm.gif
fc: Colin Farrell


Джайлс Абрахам Аркрайт, 46
Gyles Abraham Arkwright


HERE'S THE STORY


принадлежность
маг

род занятий
старший научный сотрудник Института, медицинский отдел, исследование влияния Бездны на психическое состояние магов

Отличительные черты
Американский акцент восточных штатов, тщательно выглаженные рубашки нейтральных оттенков, обручальное кольцо. Виски и затылок уже откровенно тронуты сединой: Аркрайт выглядит на свой возраст, и, может, даже немного старше. В диалогах перескакивает сразу на тему разговора, опуская любезности, формален до абсурда: будет звать вас по фамилии до тех пор, пока вы не скажете ему перестать. Левша. Ходит слишком быстро, чтобы кто бы то ни было был в состоянии за ним успеть.

История
Когда Морис Альвин Аркрайт умер, Джайлс получил адресованное лично ему письмо из NASA с искренними соболезнованиями. Письмо было написано от руки, имело подпись начальника исследовательского центра в Лангли, в котором Морис проработал последние двенадцать лет, и слова о том, что космос потерял своего лучшего исследователя. За этим письмом последовала ещё сотня: космические энтузиасты со всего земного шара выражали своё сочувствие семье Аркрайт и индустрии. Джайлс читал письма школьника из Аризоны, у которого на комоде стояла игрушечная модель "Ковчега", пенсионера из Небраски, смотревшего запуск "Ковчега" по телевизору, студентки из Массачусетса, которую "Ковчег" побудил пойти путём исследования далёких звёзд. Альвин Аркрайт, скончавшийся на сорок пятом году жизни, начал то великое что-то, что закончить тому, кто не был Аркрайтом, было не под силу. 

"Ковчег" был величайшим проектом NASA, который должен был переплюнуть достижения всех шаттлов "Дискавери" и программы "Аполлон" вместе взятых. Его начальные этапы были полностью разработаны только-только выпустившимся английским эмигрантом, инженером аэрокосмической техники: торжество амбициозной креативной мысли, тесно переплетённое с сухими расчётами. Альвин Аркрайт бредил космосом. Он был одним из миллионов, прильнувшим к экранам в шестьдесят девятом, он старательно клеил картонные модели "Джемини-8", и не терял надежды изменить мир.

16 марта 1985 "Ковчег" перестал выходить на связь. Новый "Мэйфлауэр", отправившийся к неизведанным берегам, огромное хранилище структурированных данных, самый большой непилотируемый исследовательский корабль, первопроходец программы "Чёрная дыра", и первый - с искусственным интеллектом, ушёл в оффлайн. После нескольких месяцев безуспешных попыток наладить сообщение, проект был признан провалившимся, но Джайлс знал, что отец никогда на самом деле не верил в то, что "Ковчег" пропал в космосе. Альвин создал собственную систему сообщений с "Ковчегом", и до самой своей смерти, до которой оставалось полгода, посылал сигналы, надеясь на то, что корабль откликнется.

Джайлс почти не видел отца, и на похоронах не был уверен, что знает человека, над гробом которого он произносил прощальную речь, написанную на бумажке за десять минут до выхода: у него никогда не получалось облекать мысли в красивые слова. Аркрайт-младший был суховат, как оставленный на тарелке хлеб, и имел очень смутное представление о том, как следует вести себя в ситуациях, подобных этой. В своей книге-биографии Альвина, выпущенной через пять лет после его смерти, его жена, Гленда Виктория Аркрайт, писала, что её сын всегда плохо справлялся с выражением эмоций, но она не винит его за тот неумелый и скомканный монолог, который проводил её мужа в последний путь. Где-то на этом моменте Джайлс перестал читать, и вернулся к формальным звонкам раз в две недели, оставив последнюю надежду выйти с последним из оставшимся в живых родителей на контакт.

Католическая школа-интернат на севере Вашингтона, медицинская школа Вашингтонского университета в Сейнт-Льюис, практика в Сейнт-Мэри, перевод в Хэйрфилд: Джайлс Аркрайт чётко обозначил своё нежелание идти по стопам отца, обратившись к медицине. Космическая эпопея всё равно дышала в затылок, и в девяносто восьмом NASA предложили ему грант на исследования в рамках их нового проекта по развитию пилотируемой космонавтики. Джайлс не знал, как сказать "нет" ещё чётче. Не знал, как донести до всех, что он - не его отец.

Вместо космоса он всегда тесно связывал свою практику с магией. Начав с магистерской исследовательской работы в области влияния магии на психические расстройства, связанные с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций, Аркрайт окончательно перешёл в психиатрию после защиты докторской степени. В двухтысячном он - приглашённый лектор в университете Джонса Хопкинса в Балтиморе, Мэриленд, читающий курс о генетике. В две тысячи втором - в филиале университета в Нанкине, в четвёртом - в Болонье. В две тысячи шестом Аркрайт принял предложение исследовательского Института имени Джоанны Бойд, присоединяясь к частно спонсируемому проекту, тянущемуся с 80х, и занимающемуся исследованиями влияния Бездны на человеческий организм.

16 марта 2005, ровно двадцать лет спустя, "Ковчег" вышел на связь снова. Пункт приёма сигналов получил зашифрованное сообщение с кодом "Ковчега", и Джайлс Аркрайт был сдёрнут посреди ночи звонком из NASA как единственный человек, имеющий представление о том, как можно расшифровать не поддающийся машинной обработке сигнал. Несколько суток в пути, и Аркрайт тупо смотрит в слабо мерцающую белую точку на пустом экране - местоположение корабля определить не удалось.
Искусственный интеллект, созданный Альвином и его командой, был очень простым и топорным, и следовал обобщённым поведенческим моделям пятилетнего ребёнка. Так как у учёного не было под рукой достаточно материала, он базировал эту модель на своём сыне, и Джайлс осознавал, что теперь до Хьюстона пыталось достучаться его собственное роботизированное и упрощённое сознание, дрейфующее где-то в холодной пустоте далеко за пределами Солнечной системы. Джайлс не мог разобрать сигнал целиком, но основные линии были понятны: "Ковчегу" страшно. Он потерялся, он один, и он очень хочет домой.

С сознанием корабля было что-то не так, но ему ещё ни разу в своей карьере не приходилось применять свои знания в области психиатрии для того, чтобы поставить диагноз искусственному интеллекту, основываясь только на зашифрованных посланиях. Аркрайт знал, что у него мало времени, и работал двадцать четыре часа в сутки, прежде чем 23 июня сигналы оборвались. Он вынужден был остаться в Хьюстоне ещё на полгода, решая возникшие вследствие его вмешательства вопросы, чтобы после вернуться в Институт и обратиться в департамент астрофизики: то, что "Ковчег" "рассказывал" об открытом космосе, было слишком похоже на Бездну.

Подсчитав, что он посвятил последние двенадцать лет исследованиям одного и только одного предмета, Джайлс внезапно обнаружил слишком очевидные параллели с собственным отцом, чтобы отрицать очевидное. Он по-прежнему был Аркрайтом, и единственным, на что он надеялся, было то, что он успеет сделать хотя бы что-то, потому что если "Ковчег" объявится в двадцать шестом, встретить его будет уже некому.

Дополнительно
► Гражданин США, живёт в Лондоне по рабочей визе, спонсируемой государством. Срок окончания - 2021, с возможностью продления.
► В 2002 женился на Ривер МакАлистер, с которой имеет двоих детей, Лоуренса Мэтью (2003 г.р.) и Эмерсон Лили (2009 г.р.) Аркрайт. Также воспитывает ребёнка Ривер от первого брака (Клод Валентайн МакАлистер, 1998 г.р.).
► Пребывает в неведении касательно своего происхождения: Дж. П. Аркрайт, муж его бабушки, Анны-Марии Аркрайт, не является его кровным родственником. Отец Джайлса был результатом короткого, но бурного романа Анны-Марии с уэльским поэтом Элджерноном Хауэллом.
► Страшный аллергик, особенно не переносит пыль и цитрусовые. Из-за пыли поддерживает дома чистоту, близкую к стерильной. Терпеть не может весну, когда всё зацветает. 
► Страдает приступами астмы, особенно участившимися в последние пять лет. 
► Откровенно плох в маленьких жестах, помнит каждый день рождения, но никогда не дарит подарки, в основном откупаясь деньгами.
► Кажется, физически не в состоянии проявлять какие бы то ни было эмоции, кроме деловой озабоченности. Плох в общении с людьми, предпочитает им бумажки.
► Сдержанный и внимательный аккуратист со слабо выраженным рецидивирующим ОКР (что скрывает): всё должно быть в порядке и симметрии.
► Атеист.

Магия
Джайлс манипулирует временем и пространством, переплетая оба концепта, изменяя их своей магией, странно лёгкой, почти невесомой и неощущаемой. Магическая выкладка, которая убьёт другого, не причинит ему вреда, он выходит сухим из тёмных волн тяжеловесной и мощной магии, подстраивая весь мир под себя. Он спокойно ожидал расплаты за такой дар в виде ранней смерти, но она по каким-то причинам до сих пор не настала. Его заклинания простые и обрывочные, и больше напоминают командную строку, чем что-либо ещё. Аркрайт ненавидит колдовать публично, поэтому его Слова регулярно падают до шёпота даже когда в этом нет необходимости.
Для него время - достаточно условное и растяжимое понятие, которым он в состоянии манипулировать без ощутимых последствий для себя. Джайлс останавливает, замедляет и ускоряет его при необходимости, в состоянии держать мир в неподвижности около пятнадцати-двадцати минут. Несколько раз перепрыгивал назад в прошлое, оттаскивая вместе с собой всё, пользуется нестабильностью пространственно-временного континуума. Смутно подозревает, что обязан своей продолжающейся жизнью именно этим манипуляциям.


POST SCRIPTUM


Планы на игру:
Институт, Бездна, холодный космос.

+4

2


who lives, who dies, who tells your story


THE ALTAR I [09.02.2018] This Is My Fix
THE ALTAR I [05.02.2018] The Daggers of Science
[13.08.2017] Birds of a Feather

Отредактировано Gyles Arkwright (2018-02-02 02:01:41)

0


Вы здесь » To The West of London » Игровая картотека » Джайлс Аркрайт, маг